Моисей Гесс - еврей-юдофоб-сионист

Модератор: ashdod

Share |

Моисей Гесс - еврей-юдофоб-сионист

Сообщение ashdod » 17 ноя 2010, 08:08

Изображение

Примечание I

Талмуд, так же, как Мидраш, объясняет освобождение Израиля из египетского пленения целомудрием еврейских женщин и их верностью еврейской национальности. Особенно подчеркивается то, что евреи в Египте сохраняли свои национальные имена и язык, не приняли имен и языка египтян и были по этой причине более достойны освобождения, чем изгнанники позднейших времен, когда такая форма ассимиляции стала более частым явлением. Свидетельством тому служат следующие отрывки:

«Наши предки не изменяли своих имен в Египте. Те, кто попал в Египет, носили имена Реувена и Шимона, и их потомки, которые покинули Египет, продолжали носить те же имена. Иехуда не переделал свое имя на Руфа, Реувен на Лулиана, Иосиф на Луста, Вениамин на Александра» (Мидраш Рабба: Числа 20; Песнь Песней 4; Левит 32).

Даже наш величайший пророк и законодатель Моисей порицался за то, что предстал перед дочерями Итро как египтянин, а не еврей. И поэтому, утверждает Мидраш, Бог отверг его просьбу быть похороненным в Святой земле; в то время, как Иосиф, который никогда не отказывался от своего происхождения, был вознагражден тем, что останки его принесли на Святую Землю и похоронили в ней. Моисей говорил Богу: «Всемогущий, останки Иосифа были похоронены в Святой Земле, почему не удостаиваешь Ты меня тем же?» Отвечал Святой, да будет благословен Он: «Человек, который признавал свою страну, заслужил того, чтобы покоиться здесь, но тот, кто отвергал ее, не будет погребен в ее святой земле». Откуда нам известно, что Иосиф признавал свою страну? Мы знаем это из следующего: когда его госпожа пожаловалась на Иосифа своему мужу, сказав: «Посмотрите, он привел к нам еврея ругаться над нами», Иосиф не отрицал, что он Еврей, но подтвердил это, и, когда он предстал перед фараоном, он гордо воскликнул: «Я был похищен из Земли Иудейской». Поэтому он был погребен в своей собственной земле». Но ты, отвергший свою страну, не будешь погребен в ней, ибо, когда дочери Итро сказали «Какой-то египтянин защитил нас от пастухов», ты слышал это и молчал, и потому ты не будешь погребен в своей земле» (Мидраш Рабба: Второзаконие 2).


Примечание II

Точка опоры вне мира – тезис положения как еврейской исторической религии, так и естественной религии древних индусов, – является пунктом соприкосновения еврейского и языческого, семитского и индогерманского мировоззрений, зародышем, из которого выросли средневековый христианский и современный научный взгляд на мир. Здесь, в этом важном пункте соприкасаются два великих духовных направления двух великих исторических рас. Здесь выступает то, что является общим для них, и то, в чем они расходятся.

Обе расы первоначально признавали и четко выражали в своих древнейших литературных памятниках ту идею, что обычные жизненные условия становятся недостойными человека, как только в нем пробуждается его дух, и что они требуют освящения, искупления. Обе расы мечтают о золотом веке, который они видят в далеком прошлом, о потерянном рае, который они надеются вновь обрести. – Но противоборство грубых стихийных сил, которым начинается история человечества, равно как всякая история развития, противоречит гуманной сущности, содержащей с самого начала зародыш гармоничного единства жизни – цель истории социального развития. Чтобы помочь человеческому духу в этой борьбе, обе религии проповедуют в качестве средства обретения святости и спасения воздержание от удовольствий жизни, покупаемых ценой смерти и страдания родственных нам душ. Но есть различие в том, что они проповедуют, и это различие определяет существенное расхождение, имеющееся между двумя мировоззрениями. Аскетическая тенденция индогерманской расы, созерцательный характер которой никогда не побуждал ее вести активный образ жизни, в конце концов выражает себя в полном отрешении от жизни, в отрицании жизни (то есть брахманизме и буддизме). С другой стороны, евреи от начала своей истории и в продолжение всех бурь своего изгнания упорно придерживались своей миссии, а именно, стремления освятить не только индивидуальную, но и социальную жизнь Человека, чтобы подготовить человечество к наступлению мессианского времени, которое будет соответствовать духу Божественного Откровения и его святости.

Дух индусской мудрости в наш век нашел свое чистейшее выражение в сочинениях чистокровного немца Шопенгауэра, труды которого не должны оставаться неизвестными ни одному образованному человеку. Шопенгауэр представляет в рамках христианско-германского мира тенденцию, решительнейшим образом противостоящую концепциям Гегеля. Последний рассматривал историческое генетическое миропонимание, то есть еврейское миропонимание, следовательно, миропонимание в христианском смысле, лишь как генезис духа, и таким образом он вознес конкретную еврейскую историческую религию на высоты отвлеченной спиритуалистической философии. Шопенгауэр же попросту отрицал историческую религию и вместе с ней само историческое развитие, следовательно, саму жизнь во всех ее формах, идеальных и реальных. Этот нигилизм, лежащий в основе мировосприятия всей индо-германской расы и с самого начала нашедшей свое выражение в Индии, послужил в конце концов причиной крушения естественной религии и ее распада. Лишь генетическое миропонимание иудаизма, которое могло примыкать к нигилизму естественного мира, в то же время нисколько не преуменьшая ценности творческого человеческого фактора в истории, было способно обогатить мир более утешительной концепцией, которая могла поднять мир, упраздняющий сам себя, из развалин, неся надежду на грядущее возрождение.

Если мы согласимся с Шопенгауэром и индогерманцами в том, что творческая сущность является лишь стихийной природной силой, а не творческим гением всякого исторического развития в природе и в истории, то мы должны будем считать мир продуктом внутренне противоречивых и разрушающих себя сил, стремление которых, выраженное в формуле Шопенгауэра «воля к жизни», не имеет цели и назначения и не дает удовлетворения нравственному и мыслящему человеку. – Лишь историческая религия, усматривающая в борьбе сил природы – равно как индивидуумов и наций – лишь этапы развития и несущая в себе самой уверенность в конечной победе Божественной Силы, не нуждается в отрицании жизни для того, чтобы достигнуть своего освящения. И даже сама святость жизни, которую проповедует индуизм, является по своему содержанию лишь созерцательным эгоизмом, от которого человечеству мало пользы. Всякое стремление к лучшему бытию, действительному или идеальному, в этом мире или в будущем, представляется этому созерцательному эгоизму чистой несуразицей. Стремление вообще представляется ему попыткой увековечить «естественное состояние» с его грубой, стихийной, бездуховной борьбой в неорганическом мире, bellum omnium contra omnes, войной всех против всех. Эта материалистическая, антигенетическая точка зрения носит во всех социальных движениях консервативный или реакционный характер. Шопенгауэр, как известно, завещал свое состояние берлинским борцам против народа. – Его концепция смыкается с христианством лишь в его негативной части, в том, чем христианство отличается от иудаизма, а именно в христианском презрении к «земной жизни», но не распространяется на его позитивную сторону, на апофеоз возрождения, посредством которого христианство обращало языческий мир в еврейскую веру и примиряло его с жизнью.

Мы не хотим, тем не менее, отрицать тот факт, что часто результаты были противоположными. Приверженцы созерцательного взгляда, иногда заходившие так далеко, что отрицали самую волю к жизни, подчас были способны создавать великие произведения искусства, а также наслаждаться ими, тогда как путь тех, кто возложил на себя עול מלכות שמים, бремя небесного царства, то есть выполнял историческую миссию устройства и преобразования социальной жизни по божественному плану, отнюдь не был усеян розами.


Примечание III

В 1858 г. в Лейпциге в издательстве Отто Виганда вышло в свет сочинение под заглавием «Две беседы о выходе из еврейства, в коих рассматривается вопрос, затронутый в переписке доктора Авраама Гейгера». – Автор пытается доказать, что выводы Д-ра Гейгера неприемлемы ни с философской ни с социальной точки зрения. Вот его аргументы касательно социальной области:

«Мой друг, – пишет он, – есть вещи, от которых Вы не можете уйти. Печать рабства, – если нам дозволено пользоваться этим выражением, – которую века угнетения оставили на еврейских чертах, может быть снята благословенной дланью отвоеванной гражданской свободы; осанка евреев после счастливо одержанной свободы и уже во время борьбы за это благородное достояние может вновь стать прямой и гордой. Еврейский лик может осветиться обретенным благородством, и духовный подъем, охвативший весь народ, может привести к расцвету духа и за краткий период породить из среды тех, кто недавно с трудом изъяснялся на языке страны своего обитания, поэтов и писателей, которых страна, хотя и не без некоторого сопротивления, смешанного с удивлением, вскоре причислит к своим лучшим сыновьям. Такое положение дел должно, несомненно, вызвать восхищение в сердцах нынешнего поколения немцев, и все же, вопреки этим достижениям, стена, разделяющая еврея и христианина, стоит нерушимо, все еще закрыты на все запоры ворота, через которые они должны пройти, ибо нелегко усыпить стража, надзирающего за ними. Этот страж – расовое различие, существующее между еврейским и христианским (немецким) населением. Если это утверждение удивит Вас, я попрошу Вас подумать над тем, не является ли чуть ли не правилом, что повсюду (у германцев) расовые отличия порождают предрассудки, против которых всякая филантропическая болтовня бессильна. Отношения, сложившиеся между германским и славянским населением в Богемии, в Венгрии и Траисильвании, между немцами и датчанами в Шлезвиге или между ирландцами и англо-саксонскими поселенцами в Ирландии, служат хорошей иллюстрацией расового антагонизма в германском мире. Во всех этих странах различные элементы населения жили бок о бок на протяжении столетий, пользуясь равными политическими правами, и все же столь велики расовые или национальные различия, что социальное слияние различных элементов населения даже по сей день немыслимо. И как можно сравнивать расовые отличия, существующие между германцем и славянином, кельтом и англо-саксом или немцем и датчанином, с расовым антагонизмом, существующим между детьми сыновей Иакова, которые происходят из Азии, и потомками тевтонцев и Арминия, предки которых с незапамятных времен обитали в центре Европы, между гордым, рослым, но добродушным светловолосым германцем и черноволосым, юрким и низеньким человечком с явно выраженным азиатским обликом? – Расы, которые в такой мере различаются, чувствуют взаимную инстинктивную неприязнь, против которой бессильны все доводы разума».

Это, по крайней мере, откровенный язык, хотя автор и не доказал того, что намеревался доказать: крещение не сделает из еврея германца. Но здесь, по крайней мере, содержится признание того, что инстинктивный расовый антагонизм в Германии еще сильнее всех доводов рассудка. «Чистая человеческая природа» превращается в глазах немцев в природу чистого германизма. Представители «рослой светловолосой расы» с удивлением, к которому примешивается неприязнь, взирают на возрождение «черноволосых юрких человечков», независимо от того, являются ли те потомками библейских патриархов или древних римлян и галлов!

В то время как другие цивилизованные западные нации упоминают о позорном гнете, которому прежде подвергались евреи, для того, чтобы заклеймить его, немец указывает лишь «на печать рабства», которой он отметил «еврейские физиономии».

В статье, появившейся недавно в «Боннерцейтунг» под заголовком «Бонн восемьдесят лет тому назад», автор пишет о евреях в издевательском тоне и изображает их как народ, живущий в гетто и добывающий средства к существованию с помощью мелкой спекуляции. – Я полагаю, что следовало бы меньше удивляться тому, что евреи, которым закрыт доступ к важным отраслям промышленности и торговли, отыскивают средства к существованию с помощью «мелкой спекуляции», чем тому обстоятельству, что они вообще могли выжить на протяжении всех этих столетий гнета. – В действительности, им было отказано в средствах к существованию и даже в праве жительства. Лишь с помощью охранных денег каждое еврейское поколение и община должны были выкупать заново «привилегию» не быть изгнанными из домов своих предков, – и они чувствовали себя счастливыми, если не были вопреки договорам ограблены и изгнаны или не становились жертвами резни, устраиваемой бесноватой чернью! Я также могу поведать историю «восьмидесятилетней давности». Один еврей снискал расположение курфюрста в Бонне. Ему предоставили право просить о какой-либо «милости», и он выпросил для себя и своих потомков разрешение селиться в Энденихе. (Эндених – местечко около Бонна).


Примечание IV

Габриель Риссер, издатель журнала «Jude» («Еврей»), если мне не изменяет память, никогда не впадал в заблуждение, разделяемое современными немецкими евреями, будто эмансипация евреев непримирима с культом еврейского национализма. Он потребовал эмансипации для евреев лишь на одном условии: они должны были получить все гражданские и политические права в обмен на согласие соблюдать все политические и гражданские обязанности.

Предположим, что евреи на самом дело обладают не только национальным культом, но и действительной национальностью, то есть территорией и государством, и что, как это всегда было и будет с другими нациями, многие граждане этого суверенного государства поселились в чужих странах, например, в Англии, Франции и других, и живут в них на протяжении столетий. Разве эти страны отказали бы им в великом праве натурализоваться, если бы они в обмен на гражданские и политические права обязались бы выполнять все обязанности и нести все тяготы гражданина? Разве недостаточно человеку родиться в какой-либо стране или же доказать, что он жил в этой стране, что это его родина, чтобы получить право быть ее гражданином по истечении определенного срока? В странах, которые находятся сегодня на вершине цивилизации, это само собой разумеется, но не в Германии. Еврей, предки которого жили в Германии в течение столетий, должен отречься от своей расы, своего происхождения, своих традиционных памятных дат, своего типа темперамента и характера – для того, чтобы доказать, что он достоин жить в государстве? – Нет, среди народа, который никогда не поднимется до уровня современной государственности, если не преодолеет своих наследственных расовых предрассудков! – Евреи, заметим попутно, никогда не были подвластны предрассудку и не руководствовались стремлением к расовому господству. Основной закон Моисеевого государственного устройства недвусмысленно провозглашает равенство обитателей Земли Израилевой, независимо от того, евреи ли они или иноземцы, поселившиеся в еврейской стране.


Примечание V

Во времена, когда в Германии жил Мендельсон, в Польше выступил человек по имени Исраэль Баал-Шем. Он, как и Мендельсон, не стремился к тому, чтобы стать основателем секты. Но как вопреки своим личным желаниям Мендельсон вызвал к жизни движение реформистов в Германии, так рабби Исраэль Баал-Шем оказался основоположником хасидской секты в славянских странах. Слово хасид в буквальном смысле обозначает весьма благочестивого еврея и не несет в себе в отличие от слова «пиетист» в протестантском христианстве никакого дополнительного содержания. Среди евреев во все времена были хасиды, точно так же, как задолго до рабби Исраэля по прозванию Баал-Шем встречались евреи, занимавшиеся изучением практической Каббалы и мистических учений Каббалы и находившие огромное число последователей. – Но, с другой стороны, в прежних поколениях имелись евреи, которые принимали участие в культурной жизни страны своего проживания, например, в Испании в той же мере, в какой евреи в Германии, начиная с эпохи Мендельсона, принимали участие в культурной жизни Германии, и все же они в отличие от последних не становились реформистами. Если со времен Мендельсона рационализм среди немецких евреев, а со времен рабби Исраэля хасидизм среди евреев славянских стран вызвал серьезный раскол, то причина этого кроется в своеобразных условиях эпохи, которая даже в тех странах, где она почти не была осознана народом, как, например, в славянских странах, отличается toto genere от всех прежних эпох. В особенности это относится к славянским странам, где дух времени проникал в сознание масс.

Хасиды, подобно ессеям еврейского происхождения последнего периода древности и подобно набожным христианам-протестантам в конце средних веков, представляют тенденцию, которая в противоположность внешнему благочестию буквалистской веры выражает богатство еврейского духа. Хасиды не придерживались педантично строго еврейского Закона, хотя они в принципе и не отрицали авторитета ни письменного, ни изустного Закона, полагая и тот и другой проявлениями духа. Не форма, но дух, сотворивший ее, в их представлении снят. Их менее всего можно назвать аскетами, однако они строго соблюдают все законы нравственности и чистоты. Они отвечают раввинам, если те обвиняют их в нарушении определенных законов и предписаний, – «Мы подвластны не «מדת הדין», то есть строгой мере наказания Бога, но «מדת הרחמים», то есть Его мере милости и милосердия». Философский аспект хасидизма с точки зрения теоретической Каббалы разработан рабби Самуилом из Вильны в его книге «Тания» [99]. Ученики этого философа называют себя Хабадом (аббревиатура, составленная из начальных букв трех ивритских слов: «חכמה» – мудрость, «בינה» – разум и «דעת» – знание). Эта секта имеет своих последователей и в Иерусалиме.

Что касается формы, которую хасидизм принял среди еврейских масс в Польше и других славянских странах, равно как в Венгрии, то она бесспорно не свободна от грубых извращений и смехотворных суеверий, однако критики, которые справедливо борются с повседневными заблуждениями хасидизма, очевидно совершенно не поняли его истинной сущности и исторического значения. – Раввины, как и рационалисты, пытались объявить хасидизм ересью, но их критика произвела столь же слабый эффект, как рационалистическая критика спиритуалистической тенденции, которая подобно реформе была закономерным продуктом века и, пусть несознательно или скорее именно по этой причине, представляется весьма знаменательным явлением. Реформистское движение возникло лишь после того как современная жизнь уже подточила средневековый иудаизм и засыпала источник, из которого он черпал жизненные соки. Поэтому оно могло использовать лишь ствол иудаизма, отделенныи от его корня в качестве строительного материала и украшения для храма, который помимо этого не мог предложить верующим ничего еврейского. Хасидизм, напротив, воздвигал свое строение в лоне жизнетворного духа иудаизма, подвергавшегося более инстинктивно, чем сознательно, воздействию духа современности и таким образом образовавшего переход от средневекового иудаизма к возрожденному иудаизму, который находится еще в процессе развития. Невозможно предугадать, что принесет с собой хасидизм, если им овладеет национальное движение. Хасидизм с каждым днем усиливает свое влияние в крупных еврейских центрах Востока. Даже раввины, объявлявшие недавно хасидизм ересью, начинают понимать, что имеются лишь две альтернативы для широких народных масс Восточной Европы: или в результате проникающей извне современной культуры вместе с реформаторами отойти от иудаизма, или предотвратить это отпадение посредством возрождения, несомненным предтечей которого является хасидизм.

Хотя хасиды не имеют социальной организации, их жизнь основывается на социалистических началах. Дом богатого человека всегда открыт для бедняка, и последний чувствует себя там столь же нестесненно, как в своем собственном доме. Очевидно, они избрали своим паролем изречение из «Авот» «שלי שלך ושלך שלי חסיד» то есть «Кто говорит: мое – твое, и твое – твое, богобоязнен» (Авот 5:10) [100] . Секта, которая проявляет такую самоотверженность и члены которой способны на такое сильное религиозное воодушевление, должна основываться на чем-то большем, нежели одной грубости и невежестве.


Примечание VI

Греки в своем религиозном культе освящали Природу в ее замкнутой в себе, гармоничной форме, но не в процессе становления, не в фазе возникновения. Человек также обоготворялся в греческом мире лишь в качестве завершенной организации как существо, стоящее на вершине органической жизни, но не как носитель новой жизненной сферы, не как духовная, нравственная и социальная сущность, находящаяся в процессе становления и развития, как на него смотрело христианство, являющееся дальнейшим развитием исторической религии иудаизма. – Евреи, напротив, обоготворяли историю, становление, культ Того, само имя Которого выражает «прошлое, настоящее и будущее». Даже сферы космической и органической жизни, которые уже завершены и замкнуты в эту нашу эпоху, рассматриваются в Библии не как вечное и неизменное коловращение, но как генезис. Библия начинает с сотворения мира и провозглашения субботы природы, провидя всю историю человеческого развития и конечную субботу истории. Тенденция усматривать присутствие Бога в истории, не только в истории человечества, но и в истории космического и органического миров, служит существенным проявлением еврейского духа. При изучении истории в более узком смысле слова это стремление познать процесс становления подразумевается само собой. При изучении природы, напротив, оно постулирует наличие определенного духовного направления в качестве отправного пункта течения, оставшегося по сей день чуждым современной науке. Гете и Гумбольдт даже не принимали духовного течения, которое было столь тесно связано с еврейской концепцией Бога.

Греки освящали целостность природы, включая в нее человека в качестве ее завершенного продукта, евреи освящали целостность истории, включая в нее историю органической и космической жизни; и наконец христиане освящали отдельный человеческий индивидуум как божественную личность. Христианство – апофеоз индивидуальности.

Христианство освящало отдельную личность, мужчину или женщину, без семьи и без отечества. Такой взгляд и справедлив и несправедлив по отношению к человеку, ибо, чтобы очертить права индивидуума, человека мыслят умозрительно, а не таким, каков он есть действительно, то есть в связи с Природой и Историей, семьей и родиной. – Падение древнего мира и вторжение германских племен обусловило право индивидуальности и показало одновременно односторонность этого направления, односторонность, которая ныне является причиной его исчезновения. Оно, однако, вновь возродится, когда индивидуализм воссоединится с другими более высокими тенденциями. Осуществление этого более высокого единства окажется возможным лишь в еврейском историческом культе, поднятом на уровень науки. Исторический культ, достигший уровня науки – это религия Библии, которая поднята до уровня научного генезиса космической, органической и социальной жизни, развитию и распространению которой посвятит себя гений евреев после своего возрождения в качестве независимой нации.


Примечание VII

В эпоху, которая отделяет естественную, органическую жизнь доисторических рас от социальной жизни исторических народов, доисторические расы согласно Книге Бытия обрекались на истребление, что нашло свое выражение в непонятых поныне словах:

«לא ידון רוחי באדם לעלם בשגם הוא בשר» , «Не вечно Лучу Моему быть пренебрегаему человеками, потому что они плоть». Все, что рождается, должно со временем исчезнуть. – Ничто в существовании не длится вечно, ни атом, ни вся планета, ни зародыш, из которого родились целые поколения, ни высочайшее создание земли, человек, потому что он плоть и должен следовать «путем всего плотского», а именно путем смерти и возрождения.

Все народы древности создавали легенды о последней катастрофе в сфере органической жизни. Но лишь нашему еврейскому генетическому миропониманию, проникшему глубоко в самую сущность сотворенного мира, было дано постигнуть бытие как становление, заключающее в себе противоречие между жизнью и смертью, и увидеть в действительности вечное чередование рождения и возрождения.

Антигенетическое, языческое миропонимание, утверждавшее вечность бытия, избегало где только можно открытой постановки вопроса о становлении. Но современная наука шаг за шагом вытесняла старое мировоззрение со всех его позиций.

Феномен рождения и умирания индивидуальных существ, – а всякое существование во времени и пространстве индивидуально, то есть ограниченно, – с такой наглядностью предстает перед нами во всей сфере окружающей нас органической жизни, что языческое представление о бессмертии сущего давно уже признало сомнительность своей позиции и искало убежища в теории предсуществования зародышей или номов.

В физиологии теория предсуществования зародышей давно признана несостоятельной. – Не только все тело органического индивидуума возникает из одного зародыша, который всякий раз рождается заново в результате акта сотворения или размножения, но и во всякий момент своего существования каждая часть этого тела восстанавливается из зародышей, которые беспрерывно снова образуются посредством акта сотворения из зародышевой жидкости, из крови.

Та оговорка, что образование зародышей, хотя оно в каждый данный момент и является процессом образования нового, не есть истинный акт сотворения, потому что предсуществовала зародышевая жидкость, свидетельствует прежде всего о полном игнорировании этого явления в процессе образования органического мира, которому всегда предшествует противоположный процесс – распад жизни, смерть. – Нет соединения без распада, нет синтеза без анализа – учит уже химия.

Образование зародыша в сфере органической жизни – в действительности есть процесс органической химии, как в космической сфере образование атомов – процесс неорганической химии, как, наконец, в социальной, человеческой или духовной сфере всякое новое порождение является лишь процессом духовной химии. Повсюду синтетическому процессу предшествует процесс аналитического разложения, новому образованию жизни – распад уже существующей. – Если даже во всякой сформировавшейся сфере жизни движение происходит по кругу, образование зародышей и в результате их разложения – образование зародышевой жидкости, то все же образование зародышевой жидкости – явление действительного отмирания индивидуальностей. Однако смерть индивидуального – это не «шутка» и зарождение новой жизни – не «детская игра». В образовании нового и распаде старого как раз и проявляется все различие, существующее между жизнью и смертью. – Правда, это различие не носит абсолютного характера, ибо в противном случае одно не проистекало бы из другого, не могло бы переходить в другое. Единственная, вечная сила, которая не возникает и не исчезает, из которой ничего нельзя вычесть, к которой ничего нельзя прибавить, обнимает жизнь и смерть, превращает одно в другое и при всех изменениях остается всегда неизменной. Закон «сохранения силы» является величайшим открытием современной науки, благодаря чему она сравнялась в ценности со своей старшей сестрой, современной философией, и опередит ее. Но именно это великое научное открытие наглядно показывает, что кроме этой единой, вечной и неизменной силы, все остальное – и различные силы природы и различные формы материи, которые до этого открытия считались вечными и неизменными, – лишь преходящие, вторичные феномены. Если наука сегодня ищет ключ к бытию сил и форм материи, то она предполагает не их вечность, но их изменяемость, и находит она этот ключ не в зримом творении, но в незримом Творце.

Наука приходит к выводу, что не всегда для возникновения органических зародышей необходима органическая материя, что последняя предсуществует в органической сфере, как неорганическая в космической лишь в том случае, если, как это происходит в нашей космической и органической жизни, развитие этих обеих сфер носит замкнутый характер и совершается лишь циклично; органическое вещество возникает из неорганического, материальное из нематериального первоначально повсюду, где начинают развиваться сферы космической и органической жизни.

После того, как гипотеза о предсуществовании зародышей оказалась несостоятельной и открыто защищать ее стало невозможно, были сделаны попытки спасти ее с помощью косвенных доказательств. Антигенетическое направление поэтому со всей силой воспротивилось признанию феномена внематочного зарождения, самопроизвольного размножения, generatio spontanea, так называемого гетерогенезиса, и попыталось, невзирая на наглядные доказательства, отрицать его. Но оно было вытеснено и с этой позиции.

Тот, кто следил за экспериментами, произведенными недавно физиологом Пуше и его друзьями, – о них был сделан доклад на заседании Парижской академии наук, – мог убедиться в том, что гетерогенезис в свете доказанных фактов больше не может вызывать сомнения. Пуше и его друзья установили, что из неорганической материи возникают первые органические зародыши и что с их отмиранием появляется именно то органическое вещество, которое становится местом зарождения сложных организмов. Действительно, подобным же образом, согласно выводам Дюпти-Туара, еще в наше время на островах южной части Тихого океана, которые лишь теперь выступили из моря, возникают многие организмы, чьи зародыши, по мнению ученого французского адмирала, не могли быть занесены туда ни воздухом, ни водой.

Принимая во внимание эти позитивные наблюдения и эксперименты, можно отвергнуть как несостоятельную любую попытку косвенным образом взять под защиту идею предсуществования зародышей. – Тем временем спасают, что только можно спасти. Если имел место процесс созидания, то следовало изгнать Творца из мира, ибо Ему нечего было больше созидать. Отрицают возможность повторного акта созидания в различные геологические эпохи и отрицают в частности, что существование любого органического вида предполагает первоначальный акт творения; утверждают, что различные виды есть лишь разновидности, а не неизменные виды, они возникают не в результате произвольного зарождения, но под влиянием климатических условий и борьбы за существование в продолжение длительного периода, в процессе постепенных переходов, которые мы сегодня не можем проследить как следствие непрерывного развития одних из других.

Наука, которая не допускает сомнения в постоянстве видов, развенчала и эту апелляцию антигенетического направления к невежеству, и, если она не могла проследить путем прямого наблюдения за процессом, происходившим в ходе геологических эпох сотворения мира, то все же она могла установить этот процесс у примитивнейших животных и растительных организмов посредством эксперимента, а у более сложных организмов – в результате открытия того факта, что последние и по сей день «самозарождаются».

Эксперимент, с помощью которого мы как бы принуждаем природу ответить на обращенные к ней вопросы, – не единственный путь, ведущий к положительному решению проблемы, как поступает природа при сотворении различных органических видов. Мы уже упоминали о наблюдениях, сделанных адмиралом Дюпти-Туаром на островах южной части Тихого океана и доложенных им на заседании Академии наук. Гораздо более обстоятельные наблюдения нашего физиолога Иоганнеса Мюллера устанавливают для высших организмов то, что эксперимент установил для низших: возникновение высших видов путем самозарождения.

На основе наблюдений Мюллера мы можем установить без каких-либо трудностей те естественные условия, при которых даже у высших организмов возможно самозарождение.

Среда, в которой такое более сложное формирование зародыша возникло и продолжалось в эмбриональной стадии, не была согласно Иоганнесу Мюллеру ни воздухом, ни водой, ни известным «первичным веществом», но уже существовавшей развитой маткой, которая наряду со своей функцией обычного полового органа, посредством которого продолжается род, имела другую функцию: путем произвольного зарождения образовывать по соседству друг с другом семена и яйца нового более высокого вида, развивающиеся в эмбриональный период в зрелый плод. Все разгадки разгадываются, если принять это предположение, которое согласно неоспоримому и неоспариваемому наблюдению Мюллера является чем-то большим, чем гипотеза.

Чем выше стоит особь на лестнице органического созидания, тем больше она нуждается для своего эмбрионального развития, как и для своего дальнейшего прогресса, в кормящей матери, в родительском уходе. А как, спрашивается, можно даже помыслить о самозарождении высших видов, если не посредством чуда? – Эта загадка разгадана. Не без родителей или, скорее, приемных родителей, но путем произвольного самозарождения в лоне таких видов, которые стояли ближе всего к более сложным в физиологическом отношении особям, эти высшие виды могли, должны были вступить в процесс творения. – Например, если распространить этот взгляд на высшие организмы, на всемирно-исторические человеческие расы, то сегодня ничто не противоречит тому предположению, что эти расы возникли путем произвольного зарождения в материнском лоне уже существовавших доисторических человеческих рас и развились в этой среде. Это вполне вероятно, и древнейшие легенды всемирно-исторических народов дают основания предполагать, что всемирно-исторические расы, после того как они этим первоначальным путем, равно как и путем настоящего размножения, увеличились и превратились в «мировую державу», относились к своих приемным родителям не лучше, чем кукушка, вскормленная в чужом гнезде.

Как мы видим, антигенетическое мировоззрение в области органической жизни вытеснено уже со всех своих позиций; идея предсуществования зародышей больше ни в каком отношении не является состоятельной.

Потерпев поражение в сфере органической жизни, оно ищет спасения в космической сфере, где вместо идеи предсуществования зародышей оно защищает идею предсуществования атомов.

Весомая материя остается на нашей сформировавшейся планете, вопреки всем переменам, всегда одной и той же. Следовательно, приходят к выводу, что она была такой с незапамятных времен. Так же, как считают, что из кругооборота жизни в сформировавшейся органической сфере современной мировой эпохи можно вывести идею предсуществования всеобщей органической материи и при возникновении сферы органической жизни, точно так же из кругооборота космической жизни в нашей сформировавшейся планетарной системе и на поверхности нашей планеты выводят идею предсуществования всеобщей космической или неорганической материи и при возникновении сферы космической жизни в мировом пространстве. – Но последнее заключение ничем не лучше первого. – Как в органической сфере органическая материя или зародыши вовсе не существовали с незапамятных времен, так же и всеобщая неорганическая материя или ее атомы, из которых постоянно воспроизводятся на нашей сформировавшейся планете газообразные, жидкие и твердые вещества, не существовали с незапамятных времен в нашей космической сфере. Как геологические исследования доказывают, что всеобщая органическая материя первоначально возникла и продолжает повсюду возникать по сей день в результате акта сотворения органических зародышей из неорганической материи там, где нет еще органической материи, так и космология дает доказательство того, что всеобщая космическая материя первоначально была создана посредством акта сотворения космических атомов из бесконечно расширенного воздушного пространства и по сей день рождается повсюду в мировом пространстве, где нет находящихся в процессе развития планет, где светящиеся мировые тела гаснут, застывают, окаменевают и отмирают.

В области фактов космологии я могу сослаться лишь на работы, публикованные мною в 1857 и 1858 годах в гамбургском журнале «Ярхундерт» и в выходящем в Галле журнале «Натур», который издает Отто Уле.

В мировом законе «сохранения силы», в правильно истолкованном законе «всемирного тяготения», тождественность которого с законом «сохранения силы», открытом в недалеком прошлом, я доказал, естествознание находит подтверждение еврейской идеи единства и неповторимости творческой сущности. В физическом и физиологическом, то есть в космическом и органическом мире этот закон объясняет все физические, химические и жизненные явления – в духовном, то есть социальном мире, все исторические и человеческие – последние, разумеется, раскроются во всей полноте лишь тогда, когда развитие социальной и жизненной сферы будет завершено. Точная наука о социальной жизненной сфере еще не существует – наука до последнего времени имела своим предметом лишь природу, сферы космической органической жизни, – потому что объект социальной науки, социальный мир, находится еще в становления, наука же устанавливает объективно только сущее. Поэтому наука не имеет еще ничего общего с религией; религия, подобно морали, есть продукт социальной жизни. – Если наука и подтверждает еврейскую идею единства всего сущего, то это происходит лишь в том смысле, что она с одной стороны отрицает языческую, антигенетическую концепцию единства материи и ее атомов, а с другой освобождает саму идею единства от всех ее антропоморфических, человеческих, то есть субъективных, по существу религиозных форм, которые присущи ей как идее первоначального сотворения рас и от которых она никогда не сможет и не решится совершенно отказаться, являясь в основном социальным, человеческим продуктом, если хочет оказать обратное влияние на социальную, человеческую жизнь. – Лишь после полного развития человеческой, социальной жизни наука сможет познать также и эти формы. Лишь тогда и наукой будет признано их право.


Примечание VIII

Луццатто совершенно откровенно высказываетеся о культе жертвоприношения: он относит его возникновение к домоисеевым временам. Слово «קדוש» – «святой», которое несомненно старше, чем Моисеев Закон, происходит, по его мнению, от слов «יקוד אש» – «сжигаемый огнем», что связано с древним обычаем сжигать все жертвоприношения. Луццатто может считаться авторитетом: он лингвист и набожный еврей. Согласно его взглядам, культ жертвоприношения, описанный в Библии, является уступкой, сделанной Моисеем народным верованиям детей Израиля, дабы предотвратить обращение их к язычеству. Он имел, по мнению Луццатто, еще одно назначение: упрочить единство народа, поскольку согласно предписанию, жертвы следовало приносить только в одном месте, в Иерусалимском Храме. Этот культ предусматривал также благотворительные цели, предписывая, что всякая жертва должна незамедлительно съедаться, вследствие чего нередко приглашали бедняков на трапезу, на которой поедали закланных животных. Так обстояло дело с пасхальным агнцем, так и со многими другими добровольными жертвами: почти каждый глава семьи приносил жертву не реже чем раз в год, и таким образом культ жертвоприношения создавал основу для еврейской сплоченности, что нашло свое практическое выражение в изречении: «כל ישראל ערבים זה בזה», «Все евреи отвечают друг за друга».

Маймонид идет еще дальше и видит в этом ограничении культа жертвоприношения одним местом стремление воспрепятствовать его исполнению. Он, подобно другим мыслителям, рассматривает культ жертвоприношения как уступку языческим формам богослужения, но подчеркивает то обстоятельство, что целью Моисея было вытеснить с помощью церемонии жертвоприношения человеческие жертвоприношения, которые были распространены среди народов Востока. Подобное объяснение предлагается Абарбанелем в его комментариях к Книге Исхода: принесение в жертву пасхального агнца было введено, дабы отвратить народ от поклонения египетскому богу Амону, который изображался с бараньей головой. Бесспорно, что принесение в жертву людей – культ, распространенный среди всех народов древности, – был заменен культом жертвоприношения животных лишь с трудом и постепенно. История древности, библейская, как и языческая, подтверждает это мнение. История искушения Авраама, согласно которой ангел немедленно после того, как отказался принять принесение в жертву Исаака, заменил его животным, отражает эту тенденцию. Подобный же смысл можно усмотреть у Эврипида: Артемида взяла Ифигению из яслей для жертвенных животных, и на ее месте появился олень. Но обычай отмирал медленно, и продолжительное время пережитки его еще сохранялись. Их можно найти и в Ветхом Завете (II Самуил 3:27), и в греческой мифологии. Сама Ифигения, после того как исчезла из Авлиды, появляется в Тавриде как жрица Артемиды, которая повелевает принести ей в жертву любого грека, который придет туда. Более длительное время, чем у израильтян и греков, этих одареннейших народов древнего мира, сохранялся этот страшный обычай принесения в жертву людей у других древних народов. – В Индии, в Египте, у древних германцев, равно как и среди семитских народов, принесение в жертву людей было распространенным обычаем. Франки, совершавшие под водительством Теодобарда итальянский поход, приносили в жертву женщин и детей пленных готов, бросая их тела как первые плоды своей победы в По. Мнение, что принесение в жертву людей необходимо для того, чтобы умиротворить гнев Бога, существовало и в более позднем еврейском и христианском обществах, которые расценивали смерть на кресте как жертву искупления. «Безгрешный иногда также является жертвой, – утверждается в Книге Зохар, – чтобы искупить грехи других, и потому праведные страдают, чтобы искупить грехи мира». Заклание петуха за каждого мужчину и курицы за каждую женщину в канун Судного дня является пережитком замещения человека животным в качестве жертвы, на что указывает молитва, сопровождающая исполнение этого обычая: «Пусть будет это животное моим искуплением и заменой. Пусть оно умрет, а я буду жить долго и мирно». Точно так, как обычай приносить в жертву животное вытеснило обычай приносить в жертву людей, так обычай жертвоприношения животных был заменен молитвами. Пророки и другие святые песнопевцы упорно добивались этого нововведения. С пророческими обличениями идолопоклонства связана, как правило, критика культа жертвоприношения, которая отождествляет этот культ с идолопоклонством. Ныне, однако, возврат к древнему еврейскому культу жертвоприношения явился бы таким же регрессом, как во времена принесения в жертву животных был бы возврат к принесению в жертву людей. Однако немыслимо также ограничиться заменой жертвоприношения молитвой в случае воскрешения еврейской нации хотя бы потому, что после разрушения Иерусалима в еврейской молитве выражается лишь печаль по поводу гибели и надежда на воскрешение народа. Новая форма культа будет связана с новой формой, в которую облекается возрождение народа.


Примечание IX

Колонизационные движения, как нам отлично известно, не зарождались из чистого энтузиазма, возбуждаемого определенной идеей, но возникали первоначально благодаря определенным требованиям жизни. Они возникают в большинстве случаев в тех странах, гае борьба за существование весьма жестока, и направлены на такие страны, где имеются большие возможности снискать себе средства к существованию. Колонизация, будучи родом массовой мирной миграции вод защитой закона, имеет целью отыскать более щедрую почву для труда и более широкие права. Если бы евреи всех стран с помощью Франции положили начало массовой миграции своих угнетенных братьев на Восток, то это преследовало бы единственную цель: чтобы еврейские колонисты нашли лучшее поле деятельности для снискания средств к существованию и еврейский труд обрел бы по крайней мере такую же защиту закона, какой он пользуется на Западе. Вопрос в том, существуют ли уже на Востоке эти главные предпосылки, необходимые для поселения евреев в этой части света. В настоящее время нет. Пока не может быть и речи о массовой еврейской миграции в Святую страну. Но на Востоке намечаются перемены, и они вновь откроют его для цивилизации, которая некогда пришла с Востока. В результате быстро расширяющейся сети коммуникаций сокращаются расстояния и вместе с ними быстро исчезают различия между западной цивилизацией и восточным варварством. Цивилизация, которая в ходе исторического развития человечества продвигалась с Востока на Запад, начала со времен французской революции свое обратное движение по земному шару. Даже в географическом отношении начинаются изменения в движении жизни, характерные для зрелости; замкнутое движение по кругу пришло на смену центробежному движению прогресса, с одной стороны, и его противоположности, деградации, с другой. Географический центр культуры, который в течение столетий пребывал в мертвящей неподвижности, после того как дал миру свет духа, впервые зажженный здесь и сиявший как божественное откровение, вновь пробудится к жизни. Французский триколор уже водружен в Египте и Сирии, и стих, которым французский поэт почтил сирийскую экспедицию, уже не только поэтический оборот, но пророческое слово.

Уже Наполеон I, который предпринял экспедицию в Египет, и сен-симонисты, один из которых ныне возглавляет строительство Суэцкого канала, признали, сколь важно для современной Франции цивилизовать Восток. Войны, которые Франция вела в Крыму и Италии, были лишь репетициями к решению восточного вопроса. Это решение заключается в примирении западной культуры с древней восточной культурой семитов, которые до нашего времени являлись первозданной, всемирно-исторической типической противоположностью индогерманцам. Эрнест Ренан обратил внимание на эту противоположность, подчеркнув, что семиты обладают способностью пробуждаться вновь из духовной смерти к новой жизни в гораздо большей мере, чем индогерманцы.

После того, как будет завершена работа по прорытию Суэцкого канала, интересы мировой торговли, бесспорно, потребуют создания торговых контор и основания поселений на пути в Индию и Китай, поселений такого рода, чтобы превратить страны, по которым проходит этот путь и которые находятся в состоянии запущенности и анархии, в правовые и культурные государства. Это может произойти лишь в результате предоставления им европейскими державами военной защиты. Дальновидная французская дипломатия с давних пор трудится над тем, чтобы включить Восток в сферу культуры. Правда, зависть, которая отказывается признать за французами их роль освободителей Италии, обвиняет французскую восточную политику в том, что она стремится лишь к завоеваниям и господству. Но французы научились со времени своей великой революции преодолевать дуализм между материальным и идеальным в своей социальной жизни, на что указывает со всей определенностью статья француза, из которой я привел несколько цитат. Материальное не исключает идеального, а идеальное не пустая мечта, но нечто, опирающееся на материальную основу. Человек, взывающий к более высоким интересам, отнюдь не лицемер, если при этом не упускает из виду землю, точно так же, как не пустой мечтатель тот, кто провидит в земных корнях всех человеческих деяний цветы высшего духа.

Разумеется, говоря о еврейских поселениях на Востоке, мы не имеем в виду всеобщей эмиграции западных евреев в страну своих предков. Даже после основания современного еврейского государства большинство евреев, живущих ныне в цивилизованных западных странах, бесспорно останется в них. Западные евреи, которые лишь недавно проложили путь к культуре и достигли почетного общественного положения, не откажутся от своего ценного обретения столь быстро, даже если бы восстановление Иудеи было чем-то большим, чем благочестивым пожеланием. Такого отказа от только что приобретенного невозможно ожидать даже от евреев-патриотов, не говоря уже о большинстве наших «образованных» парвеню, которые так успешно порвали все связи с еврейской семьей и со своими неудачливыми братьями и горды тем, что отвернулись от страданий «народа». Все же это не помешает наиболее благородным среди них проявить интерес к народу, которого они на самом деле не знают, и оказывать ему поддержку в его всемирно-исторической миссии, если у него достанет мужества заявить претензии на свою родину – не только Богу, как было до сих пор, но и людям.

Во все времена евреи, рассеянные по многим странам, чувствовали солидарность с еврейскими центрами и демонстрировали это чувство. Ни один народ не воспринимает с такой остротой, как евреи, где бы они ни находились, – любое движение в духовном нервном средоточии нации. Рассеяние до самых краев света не мешало уже в древности этому замечательному народу принимать участие во всяком национальном начинании, помогать друг другу в счастье и несчастье, вместе нести свою судьбу. Ныне, когда не существует больше непреодолимых расстояний, для еврейского государства не столь существенно, больше или меньше представителей еврейского народа обитает в его пределах. Уже в эпоху существования древнего еврейского государства многие евреи жили за границей. Жидоед Аман мог уже во времена Второго Храма обронить слова, которые и ныне не устают повторять ненавистники евреев: «Есть один народ, разбросанный и рассеянный между народами». Тем не менее, едва ли сейчас можно указать на какой-нибудь народ, часть которого не жила бы в чужих странах либо в качестве иностранцев, либо в качестве натурализованных граждан, стремящихся посвятить себя различнейшим профессиональным занятиям в обществе. – До тех пор, пока нет еврейского государства, принятого в семью цивилизованных народов и признанного европейскими державами, евреи обязательно должны стремиться получить равноправие и натурализоваться, воспользоваться так называемой «эмансипацией» в тех странах, где они живут столетиями, хотя они отнюдь не оставляют надежды на восстановление еврейского государства. Народам, которые больше не пребывают под опекой своих средневековых христианских воителей, не может прийти на ум отказать евреям в правах на том основании, что те остаются верными своему национальному культу, и лишить их уважения, которое безусловно заслуживает их беспримерная верность.


Примечание X

Газета «Ха-маггид», выходящая на древнееврейском языке в Лике (Восточная Пруссия) помещает в своем выпуске от 26 марта сообщение о встрече, состоявшейся в Мельбурне (Австралия) в декабре 1861 г. в присутствии христианских и еврейских нотаблей при большом стечении публики. Президент Лайонс открыл собрание и объявил, что его целью является оказание содействия в деле приобретения евреями земли на горе Сион, где должны быть построены дома для еврейских паломников, что может явиться первым шагом на пути к поселению евреев в стране своих предков. После Лайонса на трибуну поднялся еврейский ученый, речь которого переводилась с древнееврейского на английский язык. Он говорил на ту же тему; его патриотическое выступление было встречено с огромным энтузиазмом и сопровождалось бурными овациями. Затем христианский священник обратился к публике с призывом возродить еврейское государство. «Какой державе, – воскликнул он, – должна достаться в конце концов Святая Земля как наследственный удел? Турции? Она уже в предсмертных судорогах и дни ее сочтены. – Франции? – Россия и Англия воспрепятствуют этому, так же, как Россия и Франция воспрепятствуют английскому господству, а Англия и Франция не допустят господства русских. Никто не должен унаследовать ее, кроме евреев, которые таким образом вступят в свои законные права на землю, обретенную их предками с Божьей помощью». – Наконец, Декан Мельбурнский заявил, что в продолжение многих лет он не уставал повторять своим соотечественникам: придет время, и евреи вернут себе снова страну, которая им обещана и должна им принадлежать. Поэтому он счастлив, что дожил до дня, когда сделан первый шаг на пути осуществления его мечты. И каким бы незначительным ни было это первое начинание, он уверен, что в конце концов оно поведет к достижению великой цели. Подобно первому и второму освобождению евреев из изгнания, третье также будет осуществлено естественным путем, с помощью Бога, и священный долг христиан помочь евреям в их деле.

Затем было решено образовать в Австралии комитет по сбору средств для покупки земли в Святой Стране.

Прежде чем это известие дошло до Восточной Пруссии, в свет вышла третья часть труда рабби Гирша Калишера «אמונה ישרה» («Истинная вера»). Три еврейских авторитета в предисловии к этому изданию солидаризируются с воззрениями рабби Калишера; примечательно, что они совпадают с мнением Декана Мельбурнского о том, что возвращение из третьего изгнания должно произойти естественным путем под покровительством европейских держав и с помощью наших влиятельных соплеменников, которые недаром накопили большие богатства и занимают высокие посты в государстве. «Самое главное сегодня, – замечает автор, – основать компанию для еврейской колонизации Палестины, приобрести землю и подготовить ее для заселения». Для благочестивого еврея нет лучшего приложения сил, – добавляет автор, – чем трудом своим сделать Святую Землю приятной для обитания. В заключение автор пишет:

«Если еще и не настало время милосердия, когда должно помыслить о средствах, необходимых для воздвижения алтаря Господнего на горе Сион, – если мы и далеки еще от надежды на получение фирмана от турецкого султана, – то в наше время, сегодня, может быть полезным совет высокочтимых мужей Израиля – с Божьей помощью они обрели политическое влияние и заняли ведущее положение в финансовом мире, – таких как Монтефиоре, Альберт Кон, Ротшильд, Фульд и других истинных еврейских князей, каких больше не было после падения еврейского царства. Боже храни их! Да создадут они общество для колонизации Святой Страны, «Хеврат Эрец ношавет»! Да объединятся с ними почтенные и состоятельные израильтяне со всех краев земли, евреи, которые любят Священную Страну. Деятельность их может заключаться в следующем:

а) Собирать денежные пожертвования с целью приобретения земельных участков, на которых расположены безлюдные города, поля и виноградники в Священной Стране, дабы обратить пустыню в Ливан, развалины в плодоносные поля и дабы необитаемая, покинутая страна расцвела снова, словно лилия, и приносила бы плоды, как поле, благословенное Господом. Горы, долины, безлюдные города попадут таким образом постепенно во владение общества: оно сможет выпустить акции, которые бесспорно, хотя и не сразу, принесут прибыль.

б) Евреи из России, Польши и Германии должны получать помощь от общества, под руководством опытных лиц обучаться практическому земледелию. Они должны получить во владение сначала безвозмездно небольшие участки земли, пока сами не окажутся в силах, сделав землю плодоносной с помощью общественного капитала, эксплуатировать ее в качестве арендаторов.

в) Наши соплеменники, знакомые с военной службой, должны выполнять полицейские функции, дабы отражать атаки разбойничьих бедуинских банд, утвердить закон и навести порядок в стране.

г) Основать сельскохозяйственную школу, чтобы готовить из еврейских подростков и юношей будущих палестинских земледельцев. Эта школа, в которой могли бы преподаваться также другие науки и искусства, не противоречащие возвышенной цели нашей религии, может быть основана в Палестине или же за границей, во всяком случае, в такой стране, которая (как, например, Франция) производит вино и оливковое масло, – чтобы воспитанники получали подготовку, необходимую для выращивания специальных культур, произрастающих в Палестине.

Господь поможет нам тогда Своей милостью, и мы, каким бы незначительным ни казалось наше начинание, стали бы приобретать все больше и больше земли в Священной Стране, как предсказал нам пророк. Но это начинание должно исходить от нас, в соответствии с приведенными нами доказательствами из Талмуда и Мидраша.
Аватара пользователя
ashdod
 
Сообщения: 4013
Зарегистрирован: 14 мар 2010, 17:33
Откуда: Israel

Share |

Re: Моисей Гесс - еврей-юдофоб-сионист

Сообщение ashdod » 14 дек 2014, 20:37

.
Аватара пользователя
ashdod
 
Сообщения: 4013
Зарегистрирован: 14 мар 2010, 17:33
Откуда: Israel

Пред.

Вернуться в Наука, искусство, образование, досуг

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron