Сталин, сионисты и ЕАК (1939 - 1944 гг.).

Статьи, фото и видео архивы

Модератор: ashdod

Share |

Re: Сталин, сионисты и ЕАК (1939 - 1944 гг.).

Сообщение Tortuar » 30 мар 2011, 11:45

Дополнение к п. 2.44, или начало Холодной войны.

Отнюдь не случайно визит Михоэлса в США состоялся летом 1943 года. Сразу после Сталинградской битвы Сталину, да и не только ему, стало ясно, что разгром Германии очень вероятен, и настало время подумать о том, что будет после победы. И Сталин, и Рузвельт прекрасно понимали, что борьба предстоит за наследство Британской империи. Один из эпизодов этой войны - борьба за Палестину. Сталин, по-видимому, стал склоняться к тому, чтобы сделать ставку на сионистов.
В то же примерно время, зимой 1943 года, Черчилль, прекрасно понимая, что теперь уже сложно будет удержать СССР в пределах границ даже 22 июня 1941 года, решил, что Второй фронт, о котором Сталин напоминал весь 1942 год, следует открыть, но не во Франции, откуда самое малое расстояние до Берлина, а… на Балканах.
«Английское правительство рассматривало высадку в Северной Африке как важнейшую предпосылку последующего вторжения на Балканский полуостров. В Лондоне нашли убежище королевские правительства, бежавшие из Югославии и Греции, которые всецело зависели от англичан. Британское управление специальных операций поддерживало контакт и оказывало ограниченную помощь тем элементам антигитлеровского сопротивления в странах Балканского полуострова, которые остались верны эмигрантским правительствам и могли помочь утверждению британского влияния на Балканах. В то же время Черчилль рассчитывал, что высадка западных союзников на Балканском полуострове крупными силами побудит Турцию к вступлению в войну с Германией. Конечной целью британской стратегии, которую высшие американские военные насмешливо называли «черчиллевелианской», был выход англо-американских вооруженных сил в Юго-Восточную и Центральную Европу до подхода туда советских армий, чтобы не допустить ее освобождения советскими воинами и восстановить «санитарный кордон» вдоль западных границ Советского Союза.
(Понятно, что Сталин совсем не мог согласиться с такой постановкой вопроса. Впрочем, не только он, но и Рузвельт. Во-первых, у США была своя головная боль - Япония, а во-вторых, ряд американских магнатов совсем не был заинтересован в быстром окончании войны, на которой они зарабатывали большие деньги. Да и с точки зрения геополитической продолжительная схватка Германии и СССР способствовала возвышению США как единственной сверхдержавы после окончания войны - Т.).
14—25 января 1943 г. в Касабланке, в Северной Африке, состоялось англо-американское совещание, в котором приняли участие Рузвельт и Черчилль. На совещании были приняты следующие решения о действиях в 1943 г.: «Операции переносятся из Северной Африки в Южную Европу…в Грецию, на Крит, в Сардинию, Сицилию. Одновременно мы сосредоточиваем силы в Англии для вторжения через Ла-Манш в случае... уменьшения сил Германии во Франции или вывода их, или внутреннего краха» Германии. Первоочередным объектом после овладения Северной Африкой была указана Сицилия. Что касается вторжения через Ла-Манш, то итоги «сосредоточения сил» на Британских островах видны из того, что к лету 1943 г. там осталась всего лишь одна американская дивизия»
(см. «Балканский вариант второго фронта», http://www.historic.ru/books/item/f00/s ... t038.shtml).
Как видим, постольку, поскольку американцы не были заинтересованы в расширении влияния англичан в Европе, они плавно перенесли вторжение с Адриатики в Сицилию. Заодно они оставили истекать кровью Красную Армию, которая практически в одиночку сражалась с фашистами в Европе. Конечно, нежелание форсировать Ла-Манш в 1943 году способствовало увеличению продолжительности военных действий, а вместе с ними и гибели миллионов солдат и мирных граждан Европы, продолжению Холокоста.
* * *
В общем, союзники «вовсе не были теми "союзниками", которыми их принято считать, а были они акулами… Вот ходят они по кругу, ходят, плавниками пошевеливают, рылом время от времени в чужой бок тычут, человеку, за ними наблюдающему, невдомёк чем они занимаются, а они определяют кто из них слабее, а потом, определившись, разом накидываются кучей на одну и начинают рвать её на части…
И момент, который определил слабейшего - это лето 1943 года, а если быть точнее - провал операции "Цитадель". Акула Германия показала, что она в четвёрке слабейшая и акулы США, Британская империя (БИ) и СССР, навалившись, принялись рвать её на куски. А до этого союзники, вообще-то, никакими союзниками на деле не были, а были они - партнёрами. И даже когда они уже определились, то и тогда они союзниками не стали, а так и остались - партнёрами. "Союзник" и "союзничество" - это всего лишь газетные заголовки и направленная на "формирование общественного мнения" пропаганда, а в реальности США, БИ и СССР были в лучшем случае партнёрами по игре, готовыми в случае необходимости пустить в ход канделябры.
И, даже и называясь союзниками, до лета 1943 года "союзники" сохраняли известную свободу рук и, не случись победа СССР на Курской дуге, всё могло сложиться по-другому. Вот ведь даже и пресловутый lend-lease до того тёк тонкой струйкой и струйка та текла главным образом из Англии и Канады, а вовсе не из Америки. И было так потому, что американцы не знали, с кем им придётся иметь дело, кто по ходу будет газетным "союзником", а кто газетным же "врагом". Вполне ведь могло сложиться так, что "Цитадель" увенчалась бы успехом, немцы прорвали бы фронт и в таком случае у Сталина, по всей видимости, просто не осталось бы другого выхода как заключить с Германией сепаратный мир и в этом случае на свет уже в 1943 году появилась бы "РФ", и американцам, для которых главной мишенью в WWII была Британская Империя, пришлось бы помогать уже Германии, а после завершения Второй Мировой вести Холодную Войну не с СССР, а с Третьим Рейхом. (Ну, так считает Г. Александров. А мы можем с ним согласиться или не согласиться, или примем во внимание и не более того - Т,).
Но случилось то, что случилось, и русские, одержав победу под Курском, сами себя за волосы втащили в великие державы и положение изменилось, как по мановению волшебной палочки - в августе 1943 года в Монреале состоялась встреча Рузвельта с Черчиллем, куда были приглашены канадцы и министр иностранных дел Китая и где были обозначены "новые приоритеты" в ходе войны, в сентябре 1943 года был подписано так называемое третье соглашение по ленд-лизу (Канада впервые участвовала во встрече и подписывала документы как независимое государство) и помощь хлынула в СССР широкой рекой. Статус главы Office of Lend-Lease Эдварда Стеттиниуса был повышен Рузвельтом до заместителя госсекретаря (когда принимаются рассуждать о ленд-лизе, то мало кто удосуживается обратить внимание на то, что львиная доля его объёмов пришлась на 1944-1945 годы). Поскольку смена политики требует и смены человека, который "проводил" политику до того, то Сталин немедленно сменил послов СССР в США и Великобритании. В Вашингтон вместо Литвинова отправился Громыко (политика, конечно, стала несколько иная, но Литвинова убрали еще весной, за полгода до того. И убрали его, по-видимому, еще и потому, что он был против создания еврейского государства в Палестине - Т.), а в Лондон, вместо Майского, - Фёдор Гусев. Американцами и англичанами это было расценено как замена людей, сделавших имя на «интернационализме», дипломатами «национальной русской школы». Ну и как завершающая «год перелома» точка – в ноябре 1943 года состоялась Тегеранская встреча в верхах, где началась (пока начерно) послевоенная делёжка мира»
(см. Г. Александров, «Дверь в стене», часть 5,
http://alexandrov-g.livejournal.com/223401.html).
* * *
Из статьи Александра Рашковского «Тайны биографии наркома Потемкина и ось Москва-Берлин-Анкара»:
«Муза Васильевна Канивез - вдова известного советского дипломата-невозвращенца Ф.Ф. Раскольникова - в своих воспоминаниях пишет, что полпреда в Италии (в начале 1930 – х годов - Т.) В. Потемкина очень критиковали за поддерживание личных отношений с Муссолини. На его письменном столе стояла фотография ДУЧЕ с дружеской (!) надписью ("Минувшее", №7, М., 1992, с. 63). Надо отметить, что до него нашим послом в Италии был Л.Б. Каменев, который был приятелем Муссолини еще с дореволюционных времен. Какие вопросы обсуждали Потемкин и Дуче во время своих частых встреч с глазу на глаз, остается только догадываться.
Кстати, сейчас широко известно о том, как немцы освободили Муссолини после его ареста при перевороте 1943 г. Однако, сведущие люди утверждают, что освободили его наши спецслужбы по указанию Сталина, который боялся быстрого продвижения американских войск по Италии и Балканам. Не исключено, что в подготовке этой операции принимал участие и Потемкин, который хорошо знал все тайные резиденции Муссолини.
В 1933 г. он подписал советско-итальянский договор о дружбе, ненападении и нейтралитете. С 1934 г. член советской делегации в Лиге Наций ("Советская педагогика", 1972, №3, с. 113). Интересно, на сколько лет был заключен договор с Италией, и как могла напасть Италия на СССР, не имея с ней общей границы?
Вообще, послужной список Потемкина на дипломатической работе очень интересен. Он все время находился в районе Средиземного моря. Видимо именно через него осуществлял переброску в Палестину своей агентуры Ф.Э. Дзержинский. Дружеские связи Кемаля Ататюрка с руководством СССР известны, но мало кто знает, что турецкой армией фактически командовал М.В. Фрунзе, а его ближайшим помощником там был Мате Залка - будущий герой войны в Испании. Именно Потемкин "присматривал" за Троцким после его высылки из СССР, а затем за его сыном Львом Седовым во Франции. Видимо именно Владимир Петрович и был резидентом личной разведки Сталина в районе Средиземноморья. Такая разведка существовала, но, о ее деятельности до сих пор мало чего известно»
(см. http://berkovich-zametki.com/2006/Zamet ... ovsky1.htm).
Ну, что ж, очень может быть, что Сталин сделал так, чтобы Гитлер узнал, где партизаны скрывают Муссолини. После чего его выкрали немецкие диверсанты, а через некоторое время он был доставлен в Берлин. Вслед за этим войска гитлеровской Германии вошли в Италию и находились там вплоть до апреля 1945 года. Теперь уже никто, кроме фашистов, не мешал Красной Армии захватить Берлин. Но до этого момента оставалось еще долгих полтора года страшной войны.
Впрочем, хотя гипотеза Рашковского интересная, но не будем забывать, что он не сослался ни на какие документы или фамилии.
Аватара пользователя
Tortuar
 
Сообщения: 728
Зарегистрирован: 04 апр 2010, 15:56

Share |

Re: Сталин, сионисты и ЕАК (1939 - 1944 гг.).

Сообщение Tortuar » 30 мар 2011, 11:47

2.45. Деятельность Еврейского антифашистского комитета
в 1942 – 1943 гг.

Пока Сталин решал свои глобальные проблемы, Еврейский антифашистский комитет решал свои.
Вернемся в 1941 год. «Вскоре после нападения Германии на Советский Союз, 18 июля, группа еврейских писателей, включая, помимо прочих, Маркиша, Бергельсона и Квитко, обратилась в Совинформбюро с вопросом «о срочной организации еврейской газеты». Единственная газета на идиш, существовавшая в то время в СССР, издавалась в Биробиджане, столице Еврейской Автономной области, созданной Сталиным в тысячах километрах от Москвы на границе с Китаем. Вряд ли можно было считать эту газету подлинным органом советских евреев, так как на этой территории их проживало менее двадцати тысяч» (см. 1, стр. 17).
Я думаю, что биробиджанская газета не могла быть «органом советских евреев» не из-за малой численности проживавших там евреев, а потому что она была, скорей всего, органом обкома ВКП(б).
«Маркиш и его коллеги убеждали советское руководство, что газета нужна для того, чтобы «организовать еврейские массы» и продемонстрировать расположение властей к ним» (см. 1, стр. 17). Если они действительно использовали эти аргументы и верили в них, то это говорит об их наивности. Но, может быть, эти аргументы сформулированы автоматически, как это часто бывало в те времена. Естественно, «Щербаков начисто отмел это предложение, наложив на заявлении резолюцию: «Пока нецелесообразно. Пусть еврейские писатели работают в московских газетах» (см. 1, стр. 17). Не говоря уже о других причинах, надо здесь вспомнить, что компартия со сталинских времен не признавала, а, может, и опасалась инициативы «снизу». Все должно было происходить (не на словах, а на деле) по инициативе Сталина и под его контролем.
Зато «в марте 1943 года, когда Михоэлс и Эпштейн еще раз направили обращение к политическому руководству страны,… оно возымело действие» (см. 1, стр. 17 – 18). Если вспомнить, что «публицист, литературный критик, журналист Шахне Эпштейн», по информации В. Оскоцкого, «осведомитель НКВД» (см. 2), то вполне понятна реакция властей. То есть они сами себе организовали обращение. Вот такое обращение оказалось к месту и ко времени. Да и аргументация несколько иная, каковая нормальным еврейским интеллигентам и в голову не могла прийти. Как сказано было в обращении, «отсутствие прессы на идиш «играет на руку замаскированным враждебным элементам - клерикалам, сионистам и бундовцам… (и более того) это используется еврейской буржуазной печатью за границей, в особенности в США, чтобы посеять недоверие к СССР среди еврейских масс»… Через несколько месяцев после его получения Лозовский сообщил, что газету решено издавать - она будет называться «Эйникайт», главным редактором назначается Шахно Эпштейн, в редакционный совет включены также Михоэлс, Бергельсон, Фефер, Квитко и ряд других литераторов… Первый номер газеты вышел 17 июля 1943 года» (см. 1, стр. 17 – 18). Михоэлс в это время был в США, то есть выход первого номера газеты был приурочен именно к этой поездке.

* * *
Надо сказать, что со своей официальной задачей - «мобилизацией еврейского населения за рубежом на борьбу против фашизма и пропагандой достижений СССР» - ЕАК вполне справлялся.

«Но выпуск газеты был лишь первым шагом… Ицик Фефер сочинил стихотворение, ставшее одним из самых красноречивых откликов на преследования евреев в годы войны…
Стихотворение «Я еврей» не отличается особыми художественными достоинствами и представляет собой довольно заурядное пропагандистское сочинение. Но вместе с тем оно показывает, какой свободой самовыражения пользовались еврейские писатели во время войны» (см. 1, стр. 18 – 19).
Я думаю, что вывод о «свободе самовыражения» несколько преувеличен. По-видимому, если в стихотворении нет особых художественных достоинств, то писалось оно на заказ. Ну, а кто были заказчики - известно.
«В первом выпуске газеты Перец Маркиш поведал о зверствах нацистов в Польше и на оккупированных советских территориях. Давид Бергельсон описал ситуацию во Франции, где тысячи евреев были согнаны «фашистскими жандармами» и депортированы.
ЕАК обратился также с посланием к евреям Палестины, в котором подчеркнул ценность национальной еврейской культуры и истории: «На земле Палестины бессмертные герои еврейской нации Иехуда Маккавей и Бар Кохба подняли в свое время флаг борьбы с предшественниками Гитлера и Муссолини. На земле Палестины наш великий поэт Иехуда Галеви спел свою лебединую песню о неувядающей любви к родине и о бессмертии народа» (см. 1, стр. 31).

* * *
«Во время войны власти смотрели сквозь пальцы (? - Т.) на многие инициативы ЕАК, хотя кое-кто из членов Комитета, сотрудничавших с НКВД, писал донесения о том, что руководство ЕАК ведет «политически вредную» деятельность (чуть дальше мы увидим, что они понимали под «политически вредной деятельностью» - Т.) и «вмешивается в дела, в которые оно не должно было бы вмешиваться». Шахно Эпштейн жаловался (кому же еще жаловаться, как не сексоту? - Т.), что некоторые члены Комитета хотят превратить его в «комиссариат по еврейским делам».
Между тем вполне естественно (для нормального человека, а не для свихнувшегося идеолога – доносчика - Т.), что Еврейский антифашистский комитет не мог пройти мимо фактов, говорящих о страданиях еврейского народа. Он был засыпан горами писем от евреев, чья жизнь было исковеркана нацистами.
«Как бы нам ни хотелось ограничить свою деятельность какими-то рамками, мы не в состоянии это сделать, - объяснял Михоэлс (кому же? - Т.) коллегам. - Мы ежедневно получаем сотни писем, в которых люди обращаются к нам за помощью. Жизнь упорно стучится в наши двери… Мы не можем остаться в стороне от бесчисленных еврейских проблем… Сколько бы мы не отмахивались от них, они все равно возвращаются». И Комитет во главе с Михоэлсом вновь и вновь обращался с этими проблемами к кремлевским функционерам» (см. 1, стр. 32).
Вот так обычные советские интеллигенты в условиях тоталитарного общества, благодаря наличию совести, превратились в героев, в смелых и храбрых представителей своего народа. Ими можно только восхищаться. Вероятно, и они боялись «карающего меча революции». Вероятно, и они в чем-то колебались. Вероятно, и они были политически наивными. Но они чувствовали себя представителями народа и стали ими. И это вопреки «сдержанной» реакции властей, по мнению Г. Костырченко, на «проявления буржуазного национализма». Властей, которые использовали «всего лишь» административно-бюрократические меры, словесные угрозы и уговоры» (см. 2, стр. 28). Как видим, за добрые дела они заслужили себе наказание от людоедской власти.
Они «не могли пройти мимо фактов»? Ой, ли! Вполне могли. Как это было тысячи раз до них и после них. И в СССР, и в других странах. А они не могли, потому что были людьми совестливыми, добрыми, талантливыми, смелыми, здравомыслящими. Разумеется, здесь нельзя не отдать должное руководителю Комитета Соломону Михоэлсу.
Нет, власти не смотрели на их деятельность «сквозь пальцы». То, что писал Эпштейн, было вполне в русле внешней политики Сталина, а то, что делали остальные члены ЕАК - отнюдь. Потому и вразумляли их.

* * *
Сталинградская битва стала поворотным пунктом не только в ходе войны, рука об руку со сталинским великорусским шовинизмом набирал силу и сталинский государственный антисемитизм.
«Под ударом оказались, прежде всего, евреи, игравшие видную роль в науке и культуре. Чистке подверглись почти все культурные учреждения - издательства, университеты, театры, - повсюду евреев снимали с руководящих постов.
Весной 1943 г., всего через несколько месяцев после победы под Сталинградом, А. Щербаков вызвал к себе редактора «Красной звезды» Давида Ортенберга и заявил ему, что в штате газеты слишком много евреев и их количество надо сократить. «Уже сократил», - ответил Ортенберг и назвал ему имена девяти евреев, которые погибли на фронте. «Могу сократить еще одного - себя…», - добавил он и вышел, не попрощавшись. В августе того же года он был снят с должности главного редактора» (см. 1, стр. 47).
То есть после Курской битвы Сталин, видать, решил, что на этом посту теперь ему нужны люди менее инициативные, более исполнительные, пусть и менее грамотные, тем паче - евреи. Страшный, с точки зрения удержания власти период закончился, можно от инициативных людей избавляться. С другой стороны, не ровен час, они приобретя достаточно информации, опыта, а храбрости, мужества и стремления к личной свободе им не занимать, приобрели во время войны, они могут стать потенциальными претендентами на власть. Лучше от них пока не поздно избавиться. Ну, а начать можно с евреев. Не всех же сразу. После войны эти чистки коснуться и военачальников, директоров предприятий и т. д. Не только евреев.
Как видим, это вполне перекликается с назначением новых послов в США и Великобритании.
Затронули эти антисемитские тенденции в политике государства и членов ЕАК. «В 1943 году дочь Ильи Эренбурга Ирину уволили из редакции фронтовой газеты «Уничтожим врага». Некий советский полковник ворвался в помещение редакции и принялся поносить сотрудников, среди которых, по его мнению, было слишком много евреев. «Что это, синагога?» - кричал он. Газета была закрыта, а журналисты получили другие назначения» (см. 1, стр. 47).
Это лишь отдельные моменты, характеризующие обстановку, в которой приходилось жить и работать членам ЕАК.

* * *
О «Черной книге». «Идея публикации «Черной книги» о геноциде еврейского населения на оккупированной гитлеровцами советской территории зародилась одновременно у Ильи Эренбурга и евреев на Западе…
Целью Эренбурга было добыть детальные, документально подтвержденные свидетельства нацистских преступлений во всех оккупированных областях и использовать их для возобновления борьбы против антисемитизма, существовавшего в самом СССР….
В конце 1942 года Альберт Эйнштейн, Шолом Аш и Б.-Ц. Гольдберг от лица симпатизировавшего Советскому Союзу Американского комитета еврейских, писателей, артистов и ученых, прислали в ЕАК телеграмму с предложением совместного издания книги о массовом истреблении евреев. Михоэлс отнесся к проекту с одобрением, но ЕАК не мог решить этот вопрос самостоятельно. (Как видим, в очень узких границах свободы приходилось работать Еврейскому антифашистскому комитету - Т.). Получить одобрение Совинформбюро удалось лишь после того, как Михоэлс и Фефер встретились в 1943 году с Эйнштейном. (Не думаю, что решение зависело от Эйнштейна. Скорей всего, решение Сталина было принято задолго до встречи с великим ученым - Т.). В ходе их визита в Америку соглашение по этому вопросу было также достигнуто со Всемирным еврейским конгрессом, Национальным советом в Иерусалиме и Американским еврейским комитетом. Каждая из этих организаций обязалась собрать необходимые материалы и опубликовать их на нескольких языках. Когда у Еврейского антифашистского комитета были, наконец, развязаны руки, газета «Эйникайт» 27 июля (судя по всему, 1944 года - Т.) напечатала призыв к читателям присылать достоверную информацию о геноциде евреев» (см. 1, стр. 25).

Примечание.
«Многолетняя партийная деятельность Эпштейна носила зловещий характер. До революции он был активным членом Бунда, жил в Австрии, Швейцарии и в течение нескольких лет в США. В 1917 г. переехал в Россию. Вступив в 1919 г. в партию, он в 1921 г. вернулся в Нью-Йорк, где возобновил журналистскую работу в левых еврейских изданиях, продолжавшуюся вплоть до его окончательного возвращения в СССР. Эпштейн много разъезжал по заданию партии, а к началу 30-х годов уже тесно сотрудничал с органами советской разведки и госбезопасности. Он участвовал в известном похищении Джульетта Стюарта Пойнтца, одного их руководителей Американской компартии, совершенном в 1937 г., когда возникли подозрения, что Пойнтц пишет антисоветские мемуары. Назначение Эпштейна исполнительным секретарем ЕАК в 1942 г. говорило об абсолютном доверии к нему со стороны Кремля» (см. 1, стр. 85).


Список использованной литературы.

1. Джошуа Рубинштейн, «Разгром Еврейского антифашистского комитета», Академпроект, Санкт – Петербург, 2002.
2. «Новый век», № 2, 2002.
3. Самсон Мадиевский, «Трагедия ЕАК», (http://magazines.russ.ru/neva/2002/12/madiev.html).
Аватара пользователя
Tortuar
 
Сообщения: 728
Зарегистрирован: 04 апр 2010, 15:56

Share |

Re: Сталин, сионисты и ЕАК (1939 - 1944 гг.).

Сообщение Tortuar » 30 мар 2011, 11:49

2 46 Дипломатическая деятельность США и Великобритании
по отношению к Палестине.

Со второй половины 1942 года бегство евреев из Европы объяснялось уже не только стремлением избавиться от преследований, теперь от этого зависела их жизнь.
«Первые неподтвержденные сообщения о массовых убийствах поступили от немецкого писателя-эмигранта Томаса Манна, который в декабре 1941 г. - январе 1942 г. неоднократно выступал в программе Би-Би-Си.
В августе 1942 г. польское правительство, находящееся в Лондоне, передало американцам информацию о газовых камерах и крематориях. Вскоре поступили сообщения от Всемирного еврейского конгресса и сотрудников Еврейского Агентства, которые узнали о массовых казнях от польских военнопленных, попавших в Палестину.
Характерная реакция государственного департамента США - он наложил запрет на передачу подобной информации по дипломатическим каналам.
Когда еврейские организации пытались собрать деньги для спасения евреев в Европе, Вашингтон и Лондон заявили, что эти средства попадут в руки врага и помогут Германии и ее союзникам обеспечить собственное население.
В феврале 1943 г. адмирал Уильям Лихи, представитель президента Рузвельта, отклонил предложение о вывозе 10 тысяч еврейских беженцев из оккупированной Европы через Испанию и Северную Африку. Предлогом были трудности с морским транспортом.
Месяц спустя болгарское правительство, почувствовав, что расстановка сил меняется (главное - разгром фашистов под Сталинградом - Т.), и, стремясь отмежеваться от «окончательного решения еврейского вопроса» (этим термином Гитлер пользовался, когда говорил об уничтожении европейского еврейства), выразило готовность отправить евреев из Болгарии в Палестину. Когда американцы передали это предложение на рассмотрение англичан, дальнейшие действия были блокированы министром иностранных дел Иденом. «Если мы это сделаем, евреи всего мира захотят, чтобы мы обратились с аналогичным предложением по поводу еврейства Польши и Германии, - объяснил Идеен. (Как раз в это время поезда увозили тысячи евреев из Варшавского гетто в Треблинку, а несколько сотен человек готовились поднять восстание без всякой надежды на победу - Т.). Гитлер, - продолжал Идеен, - возможно, только этого и ждет. А, кроме того, во всем мире не собрать кораблей для их перевозки». К тому же, «Гитлер позаботится о том, чтобы среди беженцев были и его агенты» (см. 1, стр. 153 – 154). Такова была реальная циничная политика англичан.
Сионисты продолжали оказывать давление на правительства Англии и США, пытаясь достичь сразу двух целей: отмены курса «Белой книги» и спасения европейских беженцев. Особые надежды у них были связаны с премьер – министром Великобритании Уинстоном Черчиллем.
«18 апреля 1943 г. он энергично высказался в поддержку Вейцмана, призывавшего отказаться от курса Белой книги. «Я не могу согласиться с тем, что Белая книга 1939 г. «твердо устанавливает политику нынешнего правительства Его Величества, - заявил Черчилль. - Я всегда считал, что в Белой книге грубо нарушены наши обещания». Десять дней спустя Черчилль послал членам кабинета записку, в которой оспаривал право арабского большинства препятствовать еврейской иммиграции в Палестину. По его распоряжению 12 июля был учрежден специальный правительственный комитет по изучению будущего Палестины. Председателем комитета, в который вошли Оливер Стенли, лорд Кренборн и Леопольд Эмери, стал Герберт Моррисон» (см. 1, стр. 160).
Однако «самое большее, на что были готовы союзники, - это послать своих представителей на международную Бермудскую (нашли же место! - Т.) конференцию (апрель 1943 г.) по проблемам помощи беженцам. В ходе конференции обсуждалась возможность разместить еврейских беженцев в таких отдаленных местах, как Британская Гвиана, Минданао на Филиппинах или Доминиканская республика. Палестина при этом вообще не рассматривалась. Правительства не собирались распахивать двери перед эмигрантами» (см. 1 стр. 154 – 155). В конечном счете, на Бермудской конференции никаких конкретных решений принято не было» (см. 2, стр. 80).
«Как ни сильно было горе, вызванное европейской Катастрофой, сионистское руководство в то время не могло ставить под сомнение искренность и дружеские чувства Черчилля. Даже воинственный Бен-Гурион разделял эту веру» (см. 1, стр. 161). Думаю, все же не стоит преувеличивать наивность руководителей сионистских организаций.
«Но надежды эти были преждевременны. Намерения Черчилля сталкивались с упорным и весьма умелым сопротивлением чиновников министерства иностранных дел и мандатной администрации, традиционно настроенных проарабски. С одной стороны, премьер-министр по-прежнему настаивал на том, чтобы изменить отношение к сионистам и самым положительным образом относился к разделу. С другой стороны, Ричард Кейзи, постоянный представитель Великобритании в Каире, 17 июня 1943 г. представил в Лондон меморандум, в котором сообщал подробности о секретных военных организациях ишува и предостерегал, что отказ от обещаний, данных арабам в Белой книге, очевидно, настроит их общественное мнение против Англии» (см. 1, стр. 163).
Удивительна косность мышления. Арабы уже сейчас, летом 1943 года, готовы предпочесть Германию Гитлера колониальной Великобритании, а английский чиновник продолжает жить категориями численности населения и запасов полезных ископаемых.
В октябре 1943 года работа комитета Моррисона была завершена. «По заключению комитета, лучшим решением комплекса проблем Палестины является раздел при условии, что правительство будет способствовать созданию союза левантийских стран, в который войдут 3/5 Ливана, «Великая Сирия», Трансиордания, южный Ливан и населенные арабами районы Палестины.
Этот план многое давал евреям, Черчиллю он понравился. Хотя официальное сообщение было отложено до конца войны, премьер-министр изложил суть дела Вейцману в октябре 1943 г. При этом присутствовал и Клемент Эттли, лидер лейбористской оппозиции. «Когда мы раздавим Гитлера, твердо обещал Черчилль, - мы должны будем предоставить евреям подобающее им место. Мне досталось наследие Бальфура, и я с этого пути не сверну» (см. 1, стр. 160 – 161).
Заметим, этот разговор состоялся уже после переговоров Вейцмана с Майским.
(Нет никаких сомнений, что советская разведка передала содержание беседы Черчилля с Вейцманом Сталину. Сталин должен был обеспокоиться возможными в будущем договоренностями сионистов с англичанами, так как они ставили под вопрос проведение будущей политики СССР на Ближнем Востоке. Следовательно, нужно было предпринять некоторые действия по недопущению таких договоренностей - Т.).
Впрочем, министр иностранных дел Идеен «потребовал пересмотра схемы раздела, которую предложил комитет Моррисона, и отсрочки решения палестинской проблемы до окончания военных действий. Он подчеркивал, что не следует преждевременно вступать в конфликт с арабами. Военный кабинет согласился с этими доводами (по-видимому, не без согласия Черчилля, - Т.) и отложил окончательное решение. В то же время послы в Каире и Багдаде в своих донесениях напоминали Идену о том, что Палестина - важнейшее звено в британской системе обороны и потерять ее после войны нельзя ни при каких обстоятельствах» (см. 1, стр. 163).
Совершенно не понимая ни силы энергии сионистов, ни политики Советского Союза, английские послы действовали в прямо противоположном, своим интересам, направлении.
«В декабре 1943 г. государственный департамент США, наконец, дал разрешение на перевод необходимых для спасения евреев денежных средств в Румынию и Францию, при условии, что англичане выдадут евреям надлежащие пропуска для въезда в Палестину. Однако Идеен и на этот раз выступил против, указав на трудности, связанные со столь значительным количеством евреев» (см. 1, стр. 154).
Наконец, «в январе 1944 г. Рузвельт согласился создать Комитет по делам военных беженцев, чтобы облегчить участь преследуемых нацистами. Однако представителю Комитета Хиршману не удалось достичь полного успеха, хотя он и добился от англичан разрешения на въезд в Палестину нескольких тысяч еврейских детей из СССР, которые были интернированы турками и находились в ужасающих условиях» (см. 1, стр. 155).
Нежелание союзников, американцев и англичан, предпринять какие-либо серьезные усилия для спасения европейских евреев явилось причиной подъема террористической борьбы, которую развернули в январе 1944 года Эцель и Лехи.






Список использованной литературы.

1. Говард М. Сакер, «История Израиля», том 2, Иерусалим, «Библиотека – Алия», 1994.
2. Коннор О*Брайен, «Осада», часть 1,
Аватара пользователя
Tortuar
 
Сообщения: 728
Зарегистрирован: 04 апр 2010, 15:56

Share |

Re: Сталин, сионисты и ЕАК (1939 - 1944 гг.).

Сообщение Tortuar » 02 апр 2011, 15:24

2.5 1944 год.

2. 51. Восстание ЭЦЕЛь.

«В декабре 1943 г. командование принял Менахем Бегин… К этому времени стали известны масштабы Катастрофы на оккупированных нацистами территориях Европы, и в феврале 1944 г. Эцель объявил восстание против британских властей, продолжавших проводить политику ограничения еврейской иммиграции.
Бойцы Эцеля нападали на департаменты мандатного правительства, взрывали штаб-квартиры уголовного розыска, полицейские участки, захватывали оружие и боеприпасы. Британские власти продолжали аресты и в октябре 1944 г. депортировали в Эритрею (Эфиопия) 251 арестованного члена Эцеля и Лехи» (см. 1).
Каковы же были причины восстания? Посмотрим, как на этот вопрос отвечают Менахем Бегин, писатель Артур Кестлер и биограф Бен-Гуриона Бар Зохар.

* * *
С точки зрения М. Бегина, «Непосредственными причинами восстания «послужили два фактора - истребление евреев в Европе и закрытие ворот в Эрец Исраэль. Я подчеркиваю слово «непосредственные», ибо в каждой войне и в каждой революции необходимо отличать основные причины, неизбежно вызывающие войны или революции, от непосредственных поводов, всего лишь определяющих время их начала» (см. 2 стр. 38).
В то же время, «не может быть сомнения в том, что если бы и не было истребления в Европе, и если бы англичане не были так последовательны в своей политике, восстание евреев в той или иной форме было бы неизбежно. Но эти два фактора, которые возникли одновременно и самим своим совпадением грозили задушить надежды Израиля и полностью истребить еврейский народ, определили момент взрыва…
Есть древнегреческий миф об Антее и о силе, которую он черпал от соприкосновения с матерью-землей. Новые силы, которые черпали мы, и особенно наша молодежь, от соприкосновения с землей нашей древней страны, не легенда, а факт. Чиновники британского министерства иностранных дел не предвидели этого, когда строили свои планы» (см. 2, стр. 39).
Кроме непосредственных причин, по мнению Бегина, для восстания необходим был также «политический фон». Каков же был этот фон, и чем он обусловливался?

* * *
В свое время известный английский писатель Артур Кестлер также пытался объяснить англичанам причины еврейского террора, хотя сам он был противником таких методов борьбы.
«Вообразите себя на пристани в Хайфе на месте еврея Вашего возраста, кричащего и машущего руками родственнику — Вашему сыну, к примеру — находящемуся на палубе одного из этих пароходов. Ему не разрешили причалить. Судно поднимает якорь и увозит, посреди всеобщей истерики, свой обречённый груз в пункт отбытия. Силуэт Вашего мальчика уменьшается; через несколько лет вы узнаете, что его газировали в Освенциме. Если вместо Смита Ваше имя было бы Шмулевич, это вполне могло с Вами случиться. Нечто подобное произошло, среди прочих, с человеком, которого я встретил два года назад в Палестине. Он сказал мне, что его мать и трое братьев убиты немецким садизмом и английской «Белой книгой». Его зовут Фридман-Елин, он глава так называемой группы Штерна» (см. 3).

* * *
Предоставим слово биографу Бен-Гуриона Михаэлю Бар-Зохару: «В 1944 году «Иргун» прерывает перемирие с полномочными властями и переходит к действиям под руководством бывшего шефа «Бетара» в Польше Менахема Бегина - человека смелого, блестящего и красноречивого оратора, обладающего уникальными организаторскими способностями, который сумел дать новую жизнь организации. Члены «Иргуна» разворачивают жестокий террор, взрывая по всей стране британские представительства, нападая на полицейские посты и убивая офицеров» (см. 4, стр. 184).

* * *
«Уже в феврале-марте 1944 г. ЭЦЕЛь атаковала офисы Министерства интеграции, здание налогового управления и английские полицейские участки. Хагана эти подвиги не поддержала. Бен-Гурион тогда полагал, что с Англией надо бороться легально из здания Сохнута, да и то после окончания войны, а не нелегально из пещер в Галилейских холмах и не сейчас. Он отправил Моше Даяна на переговоры к Бегину. Будущие министр обороны и премьер-министр Израиля понравились друг другу как люди, но утрясти разногласия не смогли. В результате вышло так, что почти весь 1944 год и начало 1945 года, вплоть до 9 мая, Хагана помогала англичанам ловить бойцов ЭЦЕЛь (период «Сезона охоты»). К вооруженной борьбе против англичан Хагана перешла лишь в октябре 1945 года. Арабы сильно радовались этим еврейским осложнениям» (см. 5, стр. 122 – 123).
* * *
И восстание продолжалось. Боевики ЭЦЕЛь, «переодевшись арабами или надев форму британских солдат или полицейских, захватывают оружие в английских казармах и берут заложников.
Во время этих операций многие члены «Иргуна» убиты или ранены, и часть еврейской общины, в основном молодежь, восхищена отважными бойцами, которые, рискуя жизнью, сражаются против иностранного господства. Однако большинство населения настроено против террора» (см. 4, стр. 194).
И это несмотря на то, что «свыше 3 тысяч членов палестинского Бейтара во время Второй мировой войны добровольно вступили в Еврейскую бригаду и в другие части британской армии» (см. 1).

* * *
В восстании участвовала еще одна организация - ЛЕХИ. Она не была подконтрольна командованию ЭЦЕЛя, она была самостоятельной, однако это не мешало ей бороться с англичанами.
«Возобновление диверсионной деятельности Лехи против англичан совпало по времени с декларацией Эцеля о "восстании против британского владычества".
Присоединение Эцеля к вооруженной борьбе с мандатными властями было воспринято руководством Лехи с чувством удовлетворения. Подпольщики расценивали такой поворот событий как прямой результат своей пропагандистской работы.
Вторая мировая война еще была в разгаре, но уже наметился перелом в пользу союзных армий. Поражение гитлеровской Германии в войне стало делом времени. И хотя официальное сионистское руководство все еще тешило себя надеждами на восстановление добрых взаимоотношений с британской администрацией в Палестине в результате предполагаемого поворота в политике англичан по окончании войны, Лехи не разделял этих надежд. Разногласия в оценке политической ситуации между командованием Лехи и руководством разросшейся к тому времени и признанной официальным ишувом организацией, в каковую превратился Эцель, нашли свое выражение в разных тактиках, принятых на вооружение при разработке военных операций.
Организаторы диверсионных актов в Эцеле считали необходимым предупреждать англичан о своем намерении взорвать то или иное правительственное учреждение, чтобы ограничить до минимума число человеческих жертв. Лидеры Лехи пытались убедить командование Эцеля отказаться от подобной "практики сдерживания".
Между лидерами обеих организаций установились тесные контакты, которые, однако, носили характер личных связей: Лехи предпочитал самостоятельное существование и отклонял предложения руководства Эцеля об объединении. Долгие переговоры о координировании оперативных действий также не дали результатов.
В своих действиях Лехи ставил перед собой задачи психологической войны подорвать чувство уверенности и безопасности у англичан. С февраля по сентябрь 1944 г. в акциях, проведенных бойцами Лехи, были убиты и ранены десятки британских военнослужащих в Тель-Авиве, Хайфе и Иерусалиме. Небольшие отряды Лехи нападали на англичан на улицах, минировали их машины, обстреливали патрули. В Иерусалиме был взорван штаб британской разведки. Ответная волна облав и арестов не заставила себя ждать. Все задержанные подпольщики предстали перед военным судом и, по совету Исраэля Эльдада, также находившегося в заключении, использовали заседания суда как трибуну для разъяснения своей идеологии. Подсудимые превратились в обличителей британского оккупационного режима. Со скамьи подсудимых звучали обвинения в адрес англичан, на которых осужденные возлагали ответственность за гибель миллионов европейских евреев, лишенных убежища в Эрец-Исраэль. Выступления перед судом стали также трибуной для разъяснения идеологического кредо Лехи, его стратегии и тактики, методов и конечной цели его борьбы. Это была наиболее впечатляющая страница в истории подпольной организации, достигшая своего апогея в июне 1944 г. во время суда над Матитьягу Шмуэлевичем, одним из беженцев латрунского лагеря. Шмуэлевич был приговорен к смертной казни за покушение на английского офицера и незаконное ношение оружия. Смертный приговор был заменен пожизненным заключением.
Огромные усилия, изобретательность и смекалка требовались для планирования покушений на руководителей британских сил безопасности и высших чиновников мандатной администрации, олицетворявших собой власть англичан в Палестине. Большинству этих планов не было суждено осуществиться вообще, часть потерпела провал. В августе 1944 г. отряд Лехи обстрелял автомобиль верховного комиссара Палестины Гарольда Мак-Майкла при выезде из Иерусалима. Мак-Майкл спасся только чудом. Не увенчались успехом и попытки покушения на генерал-лейтенанта Эвелина Баркера - главнокомандующего британской армией в Палестине» (см. 6).

* * *
В общем, и ЭЦЕЛь, и ЛЕХИ вплоть до октября 1944 года проводили теракты и диверсии.
Известно также из недавно опубликованных материалов, что британская контрразведка МИ-5 предполагала, что Бегин с самого приезда в Палестину был связан с НКВД. Так ли это было на самом деле, до конца не ясно.
И все же, каким мог быть мотив Сталина? Зачем Москве лишний раз раздражать своего союзника? Здесь могли быть, как минимум, два мотива.
Первый мог быть связан с ведением боевых действий в Италии или Греции или с возможным ведением сепаратных переговоров союзников с Гитлером.
Известно, что англичане и американцы и в 1942 г., и в 1943 г., и в 1944 г., и даже весной 1945 года вели переговоры то с нацистами, то с противниками Гитлера. Такие действия были не в интересах Сталина, поэтому он мог быть заинтересован в оказании влияния на ЭЦЕЛь и ЛЕХИ с тем, чтобы они развернули борьбу против англичан для оказания, объективно, посильной помощи СССР.
Второй мотив мог быть связан с политикой СССР на Ближнем Востоке. Вспомним, по мнению руководства ЛЕХИ, «официальное сионистское руководство все еще тешило себя надеждами на восстановление добрых взаимоотношений с британской администрацией в Палестине в результате предполагаемого поворота в политике англичан по окончании войны».
Москве же, наоборот, эти «добрые отношения» были как кость в горле. Этот вывод можно сделать, если исходить из того, что Сталин уже осенью 1943 года всерьез решил изгнать британцев из Палестины.
Следовательно, очень вероятно, что именно агенты Советского Союза подтолкнули Бегина к восстанию, исходя из своих долгосрочных интересов, то есть изгнания англичан и расширения влияния СССР на Ближнем Востоке. То есть цель - не фантазии о еврейском правительстве и самостоятельном государстве «здесь и сейчас», а серьезная работа по углублению раскола между сионистами и англичанами.
Эта стратегическая цель вполне соответствует и более четко и реалистично сформулированной психологической задаче, которую поставила перед собой организация ЛЕХИ (не забудем, что, как говорят российские источники, она наиболее тесно сотрудничала с СССР - Т.) - подорвать чувство уверенности и безопасности у англичан.
В таком виде становится более понятной и дата восстания, и его размах.






Список использованной литературы.

1. «День Независимости и День Иерусалима», 1.8 «Внутренние проблемы сионизма» (часть 2), «МАХАНАИМ еврейский культурно-религиозный центр» (http://www.machanaim.org/holidays/book_atz/2.htm).
2. Менахем Бегин, «Восстание», Иерусалим, Изд. «Хашмонай», гл. 4, п. 4).
3. Майя Улановская, «Свобода и догма - жизнь и творчество Артура Кестлера», «Если я забуду тебя, Иерусалим»,
(http://www.jewniverse.ru/RED/Ulanovskay ... usalim.htm).
4. Михаэль Бар-Зохар, «Бен-Гурион», Ростов-на-Дону, «Феникс», 1998.
5. Михаил Штереншис, «История Государства Израиль», Герцлия, «ИсраДон», 2003.
6. «1944 год: покушения, судебные процессы»
(http://betarcis.narod.ru/Lechi3.html).
Аватара пользователя
Tortuar
 
Сообщения: 728
Зарегистрирован: 04 апр 2010, 15:56

Share |

Re: Сталин, сионисты и ЕАК (1939 - 1944 гг.).

Сообщение Tortuar » 04 апр 2011, 16:45

2. 52. Деятельность ЕАК.

В начале 1944 года уже всем стало ясно, что произошел коренной перелом в войне. Красная Армия наступала по всему фронту, перемалывая лучшие армии вермахта, но и неся многомиллионные потери. Не все получалось, как хотелось бы. Наступление на Крым осенью 1943 года застопорилось из-за крупных потерь на Сиваше. Зимой Крым остался под немецкой оккупацией. Но уже было понятно, освобождение - дело времени. Волновались крымские татары, и не без оснований. Слишком много их соплеменников участвовало в карательных отрядах против партизан и мирного населения. Но главное, распространять влияние на Ближний и Средний Восток, имея в тылу не очень-то лояльное Советской власти мусульманское население, было довольно-таки рискованно.

* * *
В предыдущих главах данной работы была предпринята попытка доказать, что проект создания Еврейской республики в Крыму (ЕРК) был инициирован Сталиным. Проект являлся не только блефом, но и отвлекающим маневром, целью которого было введение в заблуждение американского, прежде всего, но также и английского руководства относительно политики Москвы на Ближнем Востоке.
Сталин был не настолько наивен, чтобы рассчитывать на получение миллиардов долларов то ли на развитие народного хозяйства (Судоплатов), то ли на создание военного плацдарма в Крыму (Плакс). Американцы дали бы деньги под понятный им бизнес - проект создания ЕРК, а не на развитие военной промышленности и военных сооружений. А вот как раз никакого создания ЕРК Сталиным и не предусматривалось. Иначе в министерствах, которые получили письма от Молотова, разрабатывали бы какие-то планы и проекты. Однако ничего такого не было с самого начала.
Кроме того, по-видимому, прав Александр Борщаговский, утверждая в своей документальной повести «Обвиняется кровь», что идею создания ЕРК «загодя подготавливая судебный процесс, ее расчетливо подбросили лубянковские провокаторы, а не разгадавшие провокации члены Президиума ЕАК приняли ее доверчиво и простодушно» (см. 1, стр. 79).
Впрочем, если бы они и «разгадали провокацию», то репрессии последовали бы еще раньше.
Коварство Сталина этим, однако, не завершилось. Идея создания ЕРК должна была послужить в дальнейшем причиной для разжигания межнациональной розни между евреями и крымскими татарами.

Клевета «на посошок».

В 1943 – 1944 годах в советском руководстве, которое усилиями Молотова и подвигло членов ЕАК на написание известного письма, «действительно подумывали о возможности создания еврейской республики в Крыму на базе существовавших там до войны трех национальных районов» (2, стр. 466). Иными словами, когда в ЕАК писали свое письмо в правительство, там имели в виду именно три степных района Крыма. Я останавливаюсь на этом вопросе потому, что распространялись слухи о связи между письмом ЕАК и депортацией из Крыма крымских татар. Распространители слухов ссылались на то, что письмо, с одной стороны, и приказ о депортации, с другой датированы практически одним и тем же числом - 15 и 14 февраля соответственно.
Попробуем опровергнуть эти слухи.
Нельзя не обратить внимание на поразительную осведомленность распространителей слухов. Тем более, что письмо и приказ попали в разные ведомства. Письмо – к Молотову, в МИД, приказ – к Берии, в НКВД.
По мнению генерала Судоплатова, почти что одновременное поступление письма и приказа Молотову и Берии является простым совпадением. «Приказ Сталина о высылке крымских татар, которых обвиняли в массовом сотрудничестве с немцами, был подписан раньше, но на исполнение к Берии попал за день до того, как поступило письмо из Еврейского антифашистского комитета» (2, стр. 467). Почему приказ был подписан раньше, вполне понятно. Дело в том, что согласно приказу Сталина, Крым должен был быть освобожден от фашистов еще 7 ноября 1943 года, к очередной годовщине Октября. Но не получилось.
Кто же занимается распространением клеветнических слухов о людях уже находящихся в тюрьме? Ответ на этот вопрос находим у того же Судоплатова. Вот что он пишет: «Наш оперативный работник Хейфец, весьма успешно проявивший себя в получении из США материалов по атомной бомбе, рассказывал мне, что письмо, о котором идет речь, в сущности, являлось предложением об образовании еврейской республики в Крыму, куда могли бы приехать евреи со всего мира. Это, естественно, потребовало бы переселения жителей Крыма. В марте и апреле 1944 года крымские татары были депортированы…» (2, стр. 467).
Уточним, крымские татары были депортированы в мае 1944 года.
Но кто же такой этот Хейфец?
Опять сошлюсь на воспоминания Павла Судоплатова. «Я познакомился с Хейфецем в 30-х годах, когда он приезжал в Москву, и сразу попал под его обаяние, которое сочеталось с высоким профессионализмом разведчика. Хейфец некоторое время работал секретарем Крупской. Его дядя был одним из основателей компартии США, когда работал в Коминтерне. Находясь на нелегальном положении в Германии, Хейфец окончил Политехнический институт в Йене и получил диплом инженера. Хейфец как еврей рисковал в Германии головой, но его темная кожа позволила ему использовать фальшивые документы студента – беженца из Индии, обучающегося в Германии» (2, стр. 281).
До войны «Хейфец, резидент в Сан-Франциско, пытался завербовать агентуру в США для последующего использования ее в Германии, но не добился существенных результатов, поскольку имел связи в основном в еврейских общинах американского тихоокеанского побережья.
В задачи Хейфеца и Зарубина входила нейтрализация антисоветской деятельности белой эмиграции в США, представленной такими фигурами, как Керенский, бывший премьер Временного правительства, и Чернов, лидер партии эсеров, высланный из России по указу Ленина в 1922 году.
Однако, все это отошло на второй план, когда Хейфец и наш оперативный работник Семенов сообщили, что американские власти намерены привлечь выдающихся ученых, в том числе лауреатов Нобелевской премии, к разработкам особо секретной проблемы, и на эти цели правительство выделяет двадцать процентов от общей суммы расходов на военно-технические исследования» (2, стр. 280). Речь шла об атомной бомбе.
«В 1944 году Хейфец вернулся в Москву и доложил мне и Берии свои впечатления о встречах с Оппенгеймером и другими известными учеными, занятыми в атомном проекте. Он сказал, что Оппенгеймер и его окружение глубоко озабочены тем, что немцы могут опередить Америку в создании атомной бомбы» (2, стр. 296).
Хейфец и Зарубин занимались оперативным обеспечением визита Михоэлса и Фефера в США в 1943 году.
По информации В. Оскоцкого, «летом 1947 года, когда было уже подготовлено правительственное постановление о ликвидации ЕАК, неожиданно Инстанцией (НКВД – Т.) направляется в аппарат комитета, на роль заместителя ответственного секретаря, Григорий Маркович Хейфец - кадровый сотрудник госбезопасности.
Он, отныне заместитель Фефера, прибрал к рукам всю переписку Комитета, и главное – многочисленные письма и целые списки тех, кого скоро обвинят в измене, в том числе списки, пожелавших поехать добровольцами в Палестину, бороться против британских империалистов и арабов» (1, стр. 83).
Ну, до чего же подлый человек этот Хейфец. Он, который одним из первых знал об идее создания ЕРК чуть ли не за год до того, как было написано известное письмо, практически под диктовку Молотова, он имеет наглость обвинить в этом ни в чем не повинных людей. Более того, он даже увязывает идею создания ЕРК с депортацией жителей Крыма, хотя, имея доступ ко всем материалам по ЕАК, он лучше, чем кто-либо другой, знает, что никакой связи здесь нет. Вот так, на пустом месте взращивается межнациональная рознь.
Но для нас интересна не только личность Хейфеца сама по себе, важно, что это делает высокопоставленный представитель НКВД, который по долгу службы занимался ЕАК. То есть эти слухи распространяли сотрудники НКВД. А сотрудники НКВД в то время действовали по приказу только одного человека – Сталина. В этом случае Сталин работал на будущее. Ему надо было в будущем противопоставить всех жителей Крыма евреям. Готовились основы новой депортации.
Однако провокации провокациями, а колесо ЕРК уже закрутилось. Продолжим цитировать генерала Судоплатова.
«Эта идея широко обсуждалась в кругах американских евреев, о чем рассказывал мне Хейфец. По его словам, проектом особенно интересовался президент американской торговой палаты Эрик Джонстон, которого в июне 1944 года вместе с американским послом Авереллом Гарриманом принял Сталин для обсуждения проблем возрождения областей, бывших главными
еврейскими поселениями в Белоруссии, и переселения евреев в Крым. Джонстон нарисовал перед Сталиным весьма радужную картину, говоря, что для этой цели Советскому Союзу после войны будут предоставлены долгосрочные американские кредиты» (см. 2, стр. 469).
Попутно заметим, пока Сталин с энтузиазмом ведет переговоры с американцами, правительство СССР палец о палец не ударяет, чтобы хоть что-то делать в этом направлении. Наоборот, начальство «сдержанно реагирует» на «проявления буржуазного национализма» членов ЕАК, используя, в основном, «словесные угрозы и уговоры». А Берия периодически принимает Фефера «на явочной квартире для обсуждения вопроса о создании ЕРК» (см. 2, стр. 270).
Мне кажется, в данном случае П. Судоплатов не совсем четко формулирует свою мысль. Берия принимал Фефера, скорей всего, чтобы выяснить, что говорят о создании ЕРК члены ЕАК. Так Берия осуществлял надзор и контроль. Прекрасный поэт Ицик Фефер вряд ли разбирался в вопросах строительства автономий.
США и Англия, со своей стороны, в это же самое время делают все от них зависящее, чтобы европейские евреи не попали ни в Палестину, ни в Англию, ни в США, ни в страны Латинской Америка, если убегут из оккупированных фашистами стран. Они не слишком заинтересованы в создании еврейского государства в Палестине. Поэтому и заинтересовались проектом создания ЕРК.
Весь 1945 год американцы выказывали заинтересованность в обсуждении вопросов, связанных с созданием ЕРК. «Во время подготовки Ялтинской конференции Гарриман спрашивал у меня и помощника Молотова Новикова, как идут дела с образованием еврейской республики в связи с будущими американскими кредитами под этот проект. Вспоминаю, что видел сообщение о том, что Сталин сразу же после войны обсуждал с делегацией американских сенаторов план создания еврейской республики в Крыму и возрождения Гомельской области, места компактного проживания евреев в Белоруссии. Он просил их не ограничивать кредиты и техническую помощь этими двумя регионами, а предоставить ее без привязки к конкретным проектам» (см. 2, стр. 470).
Здесь мы видим, что Сталин постепенно создает условия, чтобы американцы сами отказались от предоставления кредитов. Ведь с самого начала имелось в виду, что помощь пойдет адресно, под ЕРК.
Однако американцы не совсем поняли Сталина. «В ноябре 1945 года, когда Гарриман попытался связаться со Сталиным через Молотова, чтобы обсудить вопросы экономического сотрудничества, его просьба о личной встрече была отклонена по указанию Сталина» (см. 2, стр. 470).
В общем, по мнению Судоплатова, «после войны Сталин предпочел вести другую линию: усилились попытки проникновения наших агентов в ряды сионистского движения» (см. 2, стр. 470).

* * *
Итак, в 1944 и 1945 годах Сталин еще продолжает игру с американцами по вопросу ЕРК. В 1945 году он сначала ставит неприемлемые условия (помощь Гомельской области и др.), заранее зная, что этот вариант не подходит американцам. В конце 1945 года он не встречается с американцами для обсуждения ЕРК. То есть пытается бюрократическими методами вынудить их первыми отказаться от идеи ЕРК, чтобы потом на них свалить всю вину за неудачу проекта. Однако сам от этой игры пока не отказывается. Еще не наступил момент для открытия всех карт. Англичане все еще в Палестине, и надо многое сделать, чтобы выкурить их оттуда. Игра продолжается, а поэтому и остаются на свободе невольные участники этой игры - члены президиума ЕАК.
* * *
Кроме создания ЕРК, арестованным в 1948 - 1949 гг. членам ЕАК предъявили также обвинения, касавшиеся издания «Черной книги» о геноциде еврейского населения на оккупированных гитлеровцами советских
территориях. До многих членов Комитета дошли горькие вести о судьбе их близких. «Нацисты убили отца Фефера, мать Гроссмана, брата Шимелиовича, первую жену Зускина Рэчел Холланд, которая была матерью Тамары. Мать и младший брат Гофштейна погибли в киевском Бабьем Яре. Подполковник Давид Драгунский, тесно связанный с Комитетом, потерял родителей и двух сестер» (см. 3, стр. 30).
«Идея публикации «Черной книги» о геноциде еврейского населения… зародилась одновременно у Ильи Эренбурга и евреев на Западе (Альберт Эйнштейн, Шолом Аш, Б.-Ц. Гольдберг - Т.)… Целью Эренбурга было добыть детальные, документальные свидетельства нацистских преступлений во всех оккупированных областях…
К моменту возвращения Михоэлса и Фефера в Москву ЕАК совместно со специальной литературной комиссией во главе с Эренбургом уже приступил к работе над книгой. Около тридцати советских писателей описали в ярких красках свои впечатления о злодействах нацистов. Еврейский поэт Абрам Суцкевер подготовил более двух сотен страниц текста о преследованиях евреев гитлеровцами в Литве…
Василий Гроссман… посетил концентрационные лагеря Майданек и Треблинку после их освобождения от фашистов летом 1944 года и одним из первых опросил выживших узников, которые рассказали о том, каким образом в лагерях было организовано массовое уничтожение людей.
Один из них, узнав о готовящейся «Черной книге», написал Эренбургу, что она явится новым плачем Иеремии по еврейскому народу, «будет как памятник, как холодный камень, на который каждый еврей сможет проливать свои горькие слезы по своим погибшим близким и родным» (см. 3, стр. 25 – 26).
К сожалению, советская цензура запретила выход этой книги.

* * *
«С окончанием Второй мировой войны, постепенным вползанием мира в войну “холодную” связи ЕАК с зарубежными еврейскими организациями вообще сходят на нет. Это относится, прежде всего, к самой крупной и представительной среди них — Всемирному еврейскому конгрессу (ВЕК). ЦК ВКП(б) не разрешил ЕАК принять участие ни в одном из мероприятий ВЕК в 1944—1948 годах» (см. 4). Заметим, что не «с окончанием Второй мировой войны», то есть не с сентября 1945 года, а уже с 1944 года - в самый разгар войны.
По-видимому, все же С. Мадиевский не совсем прав и по существу. За границу кое-кого отпускали или даже выпускали. Правда, людей проверенных.
В декабре 1946 года в Базеле прошел первый после войны Всемирный Сионистский Конгресс. На нем произошло столкновение между Вейцманом и Бен-Гурионом. Но нам это сейчас неважно.
Судя по отчету Департамента криминальных расследований, главного контрразведывательного органа британских властей в Палестине, часть просоветски настроенных делегатов конгресса провела тайную конференцию.
Как сообщил агент британской контрразведки, «большинство из них являлись членами сионистско-социалистической партии «Поалей Цион» и молодежного движения аналогичной ориентации «Хашомер Хацаир». К тому же, многие делегаты конференции принимали активное участие в работе так называемой Лиги Сотрудничества с Советской Россией.
Организаторами встречи в Базеле явились два человека - председатель польского отделения «Поалей Цион» Адольф Берман и член советского Еврейского антифашистского комитета, который в тексте именуется Абрамом Суцкевицем (Суцкевер - Т.), известным поэтом, уроженцем Вильнюса» (см. 5).
«Абрам Суцкевер (род. 1913) - еврейский поэт, участник партизанского движения, которому удалось уцелеть после уничтожения вильнюсского еврейского гетто фашистами. В 1944 году его переправили в Москву специальным авиарейсом. Суцкевер выступал свидетелем на Нюрнбергском процессе 24 февраля 1946 г. Впоследствии эмигрировал в Палестину» (см. 3, стр. 26).
Итак, два совершенно разных источника сообщают нам, что поэт эмигрировал в Палестину. Вполне вероятно, что сообщение английского агента соответствует действительности. По-видимому, одних членов ЕАК за границу пускали, а других, типа Михоэлса или Маркиша, не выпускали. Думаю, что такой выборочный отбор вполне соответствует тезису Павла Судоплатова об использовании ЕАК в проникновении в сионистские организации. А за границей еврейские организации, сотрудничающие с ЕАК, думают, что в Москве все нормально, а если кого-то за границу и не пускают, то это связано с какими-то бюрократическими препонами, которые мешают жить людям во всех странах. На самом же деле, тучи над ЕАК уже сгущаются.


Список использованной литературы.

1. «Новый век», 2002 год, № 2.
2. Павел Судоплатов, «Спецоперации, Лубянка и Кремль 1930 – 1950 годы», Москва, «Олма-Пресс», 1999.
3. Джошуа Рубинштейн, «Разгром Еврейского антифашистского комитета», Академический проект, Санкт-Петербург, 2002.
4. Самсон Мадиевский, «Трагедия ЕАК», «Нева», № 12, 2002,
(http://magazines.russ.ru/neva/2002/12/madiev.html).
5. Сами Розен, Израильская секция AIA, «Декларация Независимости Израиля написана агентом Москвы», 22.05.06,
(http://www.axisglobe-ru.com/article.asp?article=275).
Аватара пользователя
Tortuar
 
Сообщения: 728
Зарегистрирован: 04 апр 2010, 15:56

Share |

Re: Сталин, сионисты и ЕАК (1939 - 1944 гг.).

Сообщение Tortuar » 05 апр 2011, 11:01

2.6. Эпилог .

Прошел год после «частного» высказывания Ивана Майского о том, что он «не может давать обязательства за свое правительство, но считает, что Москва поддержит сторонников создания еврейского государства в Палестине».
В ноябре 1944 года эта точка зрения стала, фактически, официальной позицией НКИД СССР. Этот вывод можно сделать на основании документа, который назывался «О нашем отношении к панарабской федерации и к созданию еврейского государства в Палестине».
Эту записку 25 ноября 1944 г. подготовили для заместителя наркома Деканозова новый заведующий Ближневосточным отделом НКИД Иван Васильевич Самыловский и посланник в Египте Алексей Дмитриевич Щиборин. В этом документе «они отрицательно оценили планы арабов: «Стремления арабов к объединению и созданию единой панарабской федерации подогреваются и поддерживаются англичанами в той мере, поскольку это отвечает их планам укрепления своего влияния на Ближнем Востоке и создания барьера против возможного проникновения туда влияния Советского Союза».
Дипломаты предлагали не поддерживать эти стремления, но и публично не выступать. Высказываться в пользу создания еврейского государства дипломаты тоже не рекомендовали, чтобы столь откровенно не провоцировать негативную реакцию арабских стран» (см. 1, стр. 99).
* * *
Примечание. «… с сентября 1944 г. существовала Лига арабских государств, созданная в Александрии под эгидой Великобритании и объединявшая Египет, Трансиорданию (с 1946 г. - Иордания, Ирак, Сирию, Ливан и Йемен. Однако (? - Т., не «однако», а естественно) при такой стратегии ишув,… был занозой в лапе британского льва. Будучи далек от содействия сионистским устремлениям, к которому его обязывал мандат, выданной Лигой Наций, Лондон давно занимался тем, что противился им изо всех сил как в самой Палестине, так и на международной арене» (см. 3).
* * *
Вполне понятная для того времени политика и вполне серьезные рекомендации. (Не исключаю, что эти рекомендации были, скорей всего, «отраженным светом» от хозяина Кремля). Публичные высказывания, слишком определенные, слишком однозначные часто снижают эффективность проводимой политики, а иногда сводят на нет уже затраченные усилия. Особенно, когда такие высказывания оказываются преждевременными. В этом случае противник успевает собраться, сосредоточиться, обдумать сложившееся положение и дать серьезный отпор.
Итак, если даже дипломаты в своих документах, правда, пока что для служебного пользования, уже написали о поддержке идеи создания еврейского государства, то вполне можно предположить, что Москва через каналы разведки оказывала материальную, финансовую и иную помощь бойцам ЭЦЕЛя или ЛЕХИ, правда, пока еще в ограниченных количествах.
Как уже отмечалось, именно в 1943 – 1944 годах «усилились подозрения англичан относительно связей Бегина с советской разведкой» (см. 2). Я думаю, что Бегин не работал «на разведку Кремля», он не был агентом в обычном понимании этого слова. Нет, он если и сотрудничал, то для успеха своего восстания, а другого, вероятно, от Бегина и не требовалось. Информаторами и агентами работали совсем другие люди.




* * *

В отличие от СССР, Англия и США вели более сложную и противоречивую игру. Разумеется, англичане, которые, фактически, всю войну проводили политику, сформулированную в «Белой книге» 1939 года, на изменение которой не повлияла даже Катастрофа европейского еврейства, - они в глазах палестинских евреев выглядели, мягко говоря, в негативном свете. Лондон продолжал делать в основном ставку на арабов - их много, у них нефть. Евреев - мало, у них нет ничего. Значит, евреи будут все равно держаться за англичан.
Напомню, в октябре 1943 года комитет Моррисона пришел к единому мнению, что «лучшим решением комплекса проблем Палестины является раздел. Правда, при условии, что правительство Англии будет способствовать созданию союза левантийских стран…. Черчиллю этот план понравился,.. и он ознакомил с ним Вейцмана» (см. 4, стр. 160).
В общем, лидеры еврейского ишува и Всемирного сионистского движения - Давид Бен-Гурион и Хаим Вейцман - вели интенсивные, насколько желали англичане, переговоры. В Лондоне, однако, не учли, насколько активно уже занимается СССР разработкой послевоенной политики на Ближнем и Среднем Востоке.
«В начале июня 1944 г. министерство по делам колоний предложило альтернативный вариант для того, чтобы избежать раздела (Палестины - Т.). Предлагалось создать палестинское государство под эгидой Объединенных Наций, но под «наблюдением» британского верховного комиссара. Еврейская иммиграция должна была возобновиться, но в масштабе, который не представлял бы угрозу сохранению арабского большинства» (см. 4, стр. 163 – 164).
В то же время укреплялось военное сотрудничество ишува с англичанами. Тысячи палестинских евреев воевали в английской армии. Наметилось и положительное решение в создании Еврейской бригады.
«В октябре 1944 г. военное министерство назначило бригадира Эрнста Бенджамина командиром Еврейской бригады. Бригада имела свою войсковую эмблему и бело-голубое знамя с Маген-Давидом. Началась запись добровольцев и военная подготовка. В начале 1945 г. 3400 палестинских евреев из состава бригады были отправлены на фронт в Италию и включены в британскую 8-ю армию. Как показали события, создание боеспособного еврейского соединения было одним из главных достижений сионистской дипломатии в период войны. Оасполагавшая собственной артиллерией и штабом, Еврейская бригада обеспечила подготовку сотен офицеров, познакомившихся с организацией, тактикой и снабжением в масштабах бригады.
Таким образом, были подготовлены кадры, которые могли понадобиться Хагане после войны в случае столкновения с англичанами и арабами.
Кроме того, в 1944 г. Вейцман и другие представители умеренного крыла сионизма склонны были считать, что Еврейская бригада - знак кардинально изменившейся английской политики по отношению к ишуву» (см. 4, стр. 162 – 163).




К сожалению, намерения Черчилля «сталкивались с упорным и весьма умелым сопротивлением чиновников министерства иностранных дел и мандатной администрации, традиционно настроенных проарабски» (см. 4, стр. 163).
«26 сентября 1944 г., все еще не желая отказываться от своих прежних предложений, специальный правительственный комитет по Палестине, комитет Моррисона, согласился на внесение некоторых незначительных изменений в первоначальный текст своего доклада, но продолжал при этом настаивать на разделе. С другой стороны, Иден и его сотрудники в министерстве иностранных дел по-прежнему утверждали, что раздел Палестины не удовлетворит арабов, особенно, если евреям будет разрешено начать широкомасштабную иммиграцию. (Заметим, дело происходит осенью 1944 года, когда уже были известны правительственным чиновникам результаты геноцида европейских евреев - Т.). На этом дело и кончилось, и проблема повисла в воздухе.
Если сионистам и не были известны частности относительно тупикового положения, в котором оказалось английское правительство, они все же могли оценить вытекающие из этого следствия. Разумеется, их радовали заверения Черчилля в том, что после войны будет найдено благоприятное решение, радовало и создание Еврейской бригады. Однако Палестина, как и прежде, была закрыта, поток евреев из оккупированной нацистами Европы иссякал» (см. 4, стр. 164).
Но переговоры Вейцмана с Черчиллем все же продолжались.
«4 ноября 1944 г. премьер – министр снова принял Вейцмана и безоговорочно обещал ему найти удовлетворительное решение палестинского вопроса после войны. По словам Черчилля, следовало ориентироваться на иммиграцию полутора миллионов беженцев в течение десяти лет и на немедленное переселение 100 – 150 тысяч сирот. (По-видимому, эти цифры назывались тем же Вейцманом на предыдущих встречах - Т.). Кроме того, можно было рассчитывать на такой план раздела, который, как намекнул премьер, «устроит» евреев» (см. 4, стр. 161).
По мнению же ирландского дипломата О*Брайена, «4 ноября Черчилль сказал Вейцану, что, по его мнению, он и Рузвельт смогут осуществить раздел Палестины к концу войны» (см. 5, стр. 81).
«Как ни сильно было горе, вызванное европейской Катастрофой, сионистское руководство в то время не могло ставить под сомнение искренность и дружеские чувства Черчилля. Даже воинственный Бен-Гурион разделял эту веру» (см. 4, стр. 161).
Если Бен-Гурион действительно верил Черчиллю больше, чем Сталину, то его позиция могла стать серьезным препятствием политике Москвы в Палестине. Бойцы ЭЦЕЛя и ЛЕХИ были людьми смелыми и храбрыми, они были последовательными противниками британского мандата, но у них не было того влияния на ишув, какое было у Еврейского агентства. У Еврейского агентства была не только своя небольшая армия и ополчение, Пальмах и Хагана, разведка и контрразведка, но под его влиянием находились промышленные предприятия и кибуцы, банк «Апоалим», профсоюзы (Гистадрут), больничные кассы, Политический отдел, прообраз МИДа. В общем, это было настоящее правительство ишува Палестины.
Следовательно, если Сталин хотел распространить влияние СССР на Ближнем Востоке, ему необходимо было сделать все от него зависящее, чтобы Еврейское Агентство и Великобритания не сумели договориться. И совершенно неважно, каким было бы это соглашение, тайным или явным.
Встает вопрос, мог ли Сталин знать о предстоящей договоренности? Ответить на этот вопрос можно с большой долей вероятности. Да, мог. От кого?
Во-первых, от своих разведчиков в Англии, которые занимали достаточно высокие посты в английских правительственных структурах, вплоть до разведки и контрразведки.
Во-вторых, у Сталина были свои агенты и в руководстве Еврейского агентства и Хаганы. Я имею в виду уже упоминавшегося Исраэля Беера.
Сообщение о предложении Черчилля Вейцману вполне могло быть срочно передано Сталину, а тот мог принять решение об убийстве лорда Мойна с помощью боевиков ЛЕХИ.
6 ноября 1944 года лорд Мойн был убит.
Черчилль был взбешен убийством своего друга.
Сионисты пришли в ужас.
Бен-Гурион решил воспользоваться случаем и объявил «Сезон охоты». Почему-то на боевиков ЭЦЕЛя, хотя эта организация не участвовала в убийстве Мойна.

* * *
Резюме. Убийство лорда Мойна было выгодно только Москве. В то же время, за прошедшие шестьдесят с хвостиком лет, по-видимому, никто не связывал это убийство с НКВД. Ни англичане, ни сионисты. Постепенно раскрывающиеся архивы также не указывают пока на причастность Москвы к этому убийству.
Во всяком случае, с большой долей вероятности можно предположить, что именно потому, что убийство лорда Мойна было выгодно Москве, заместитель наркома иностранных дел, Андрей Вышинский, имел все основания сказать о боевиках ЛЕХИ - «молодцы»!.

Список использованной литературы.

1. Леонид Млечин, «Зачем Сталин создал Израиль?», Москва, «Яуза», «ЭКСМО», 2005.
2. Сами Розен, «Британская Ми – 5: Израильский премьер работал на разведку Кремля», (http://www.axisglobe-ru.com/article.asp?article=189).
3. Эли Барнави, «1948» (Эли Барнави, Саул Фридлендер, «Евреи и 20 век», Аналитический словарь, Москва, «Текст, «Лехаим», 2004, стр. 986).
4. Говард М. Сакер, «История Израиля», том 2, Иерусалим, «Библиотека – Алия», 1994.
5. Коннор О*Брайен, «Осада», т.1, Библиотека – Алия, 1990.
Аватара пользователя
Tortuar
 
Сообщения: 728
Зарегистрирован: 04 апр 2010, 15:56

Пред.

Вернуться в Израиль - страницы истории

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron