Ближневосточная нефть и некоторые эпизоды из истории Израиля.

Статьи, фото и видео архивы

Модератор: ashdod

Share |

Ближневосточная нефть и некоторые эпизоды из истории Израиля.

Сообщение Tortuar » 09 янв 2011, 16:42

Когда пытаешься понять причины остроты и длительности ближневосточного конфликта, череды войн между арабами и евреями, обязательно натыкаешься на решения и рекомендации мирового сообщества, которые иначе, как странными, алогичными, даже абсурдными, назвать нельзя. То под флагом «мирных ословских соглашений» привозят сюда целую армию террористов и говорят, что это приведет к миру. То весь арабский мир кричит о возможной гуманитарной катастрофе в Газе, а богатейшие страны ислама дают деньги именно тем организациям, которые занимаются террором.
Не может не обратить на себя внимание и странное, для стороннего наблюдателя, противоречие: при огромном количестве самых разнообразных планов мирного урегулирования, уровень ненависти в противоборствующих лагерях увеличивается, а после чуть ли не каждого раунда переговоров обязательно обостряются отношения между сторонами, и дело доходит до вооруженной конфронтации. В качестве примера можно привести переговоры в США летом 2000 года, после которых началась интифада.
Почему же планы мирного урегулирования, переговоры, даже соглашения заканчиваются результатами прямо противоположными провозглашаемым? Попробую дать ответ на этот вопрос, хотя и неполный. Обратимся к некоторым эпизодам из истории сионизма и Государства Израиль.

* * *
Декларация Бальфура. «Декларация о доброжелательном отношении Великобритании к сионистским стремлениям евреев», - так говорится в Электронной еврейской энциклопедии (см. 1). Продолжим цитировать энциклопедию: «Декларация Бальфура была направлена на имя лорда Лайонеля Уолтера Ротшильда Артуром Джеймсом Бальфуром, британским министром иностранных дел, 2 ноября 1917 г. Она была опубликована спустя неделю.
Декларация гласила: «Правительство Его Величества относится благосклонно к восстановлению национального очага для еврейского народа в Палестине и приложит все усилия к облегчению достижения этой цели. Вполне понятно, что не должно быть предпринято ничего, что может повредить интересам, как гражданским, так и религиозным, нееврейских общин в Палестине или правам и политическому статусу евреев в какой-либо другой стране»…
24 апреля 1920 г. Декларация Бальфура была утверждена на конференции союзников в Сан-Ремо, а 24 июля 1922 г. включена в текст мандата Великобритании на Палестину, утвержденного Лигой Наций» (см. 1)
Чем же руководствовались англичане. Разумеется, «не только желанием помочь евреям, но и мыслью, что настойчивое желание евреев учредить британский контроль над Эрец-Исраэль облегчит правительству Англии отказ от соглашения Сайкса – Пико и заменит предусмотренный в этом соглашении англо-французский кондоминимум другой формой британского управления» (см. 1).
Необходимо также учесть, что шла война, и ее исход в ноябре семнадцатого еще не до конца был ясен. Поэтому, как отмечает историк Михаил Штереншис, союз с евреями был важен еще и «ради укрепления связей с мировым еврейством, особенно богатеющим в США» (см. 2, стр. 79). На мой взгляд, совершенно безосновательное суждение.
Разумеется, все сионисты обратили внимание на понятие «национальный очаг в Палестине», о государстве речь не шла.
И все же, как отмечает историк Дан Дине, «для сионистского движения, как бы то ни было, этот документ ознаменовал собой огромный прорыв и первую дипломатическую победу. Впервые крупная держава признала национальные «интересы» евреев в Палестине» (см. 3, стр. 970).
Впрочем, известный политический и государственный деятель Израиля, будущий премьер-министр Менахем Бегин в своей книге «Восстание», 1950 г., более жестко и откровенно определил интересы Англии на Ближнем Востоке.
Он писал: «Англичанам нужна была Эрец Исраэль,
потому что она расположена на восточной оконечности Средиземного моря,
потому что она лежит на пересечении дорог трех континентов,
потому что она господствует над одним из берегов Суэцкого канала,
потому что она ведет к пути в Индию,
потому что… есть много важных причин. К захвату Палестины стремились все владыки мира со времен Навуходоносора. А если великой державе нужна территория, она ее просто захватывает, аннексирует? Нет, если это умная держава!
Поэтому британская политика была готова поддержать великий идеал: это дало бы Англии возможность незаметно получить контроль над Палестиной. Идеал был под рукой: евреи, которым Библия обещала Палестину, подвергались преследованиям и нуждались в своем очаге. Идеал выглядел весьма привлекательно» (см. 4, стр. 30 – 31).
Иными словами, по мнению Бегина, Палестина привлекала англичан удобным географическим положением и контролем над важной транспортной артерией - Суэцким каналом. Между прочим, пройдет несколько лет и в 1956 году начнется война именно из-за контроля над Суэцким каналом. Англия эту войну проиграет.
Англичане тогда, в 1917 году, по мнению Бегина, очень цинично (и, как впоследствии выяснилось, ошибочно - Т.) отнеслись к желанию евреев возвратиться в Эрец Исраэль. Продолжим цитировать Бегина о том, как могли рассуждать англичане: «За исключением кучки идеалистов и некоторых бедняков, масса евреев останется на местах. А на случай слишком большого числа евреев, всегда есть арабы. Может быть, евреи хорошие коммерсанты, - но солдаты? Одной мысли об этом было достаточно, чтобы рассмешить английских чиновников. Евреи не держали в руках оружие уже тысячи лет. Тех, кто еще не находится в Палестине, легко будет отпугнуть. А те, кто уже там, будут искать защиты у англичан.
Так был разработан план: когда возникнет надобность - арабы будут «восставать» против «иноземной оккупации», а евреи всегда будут, как меньшинство, жить под угрозой. И те, и другие будут всегда нуждаться в защите друг от друга - в защите британских штыков.
Таким был, в общих чертах, дух Декларации Бальфура. Так был выпестован британский мандат. Так развивалась британская политика в Эрец Исраэль, которая достигла высшей своей точки во время Второй мировой войны.
План был ясный и последовательный как по цели, так и по содержанию. Для достижения своих целей англичанам нужно было, чтобы определенное число евреев приехало в Эрец Исраэль - но не слишком много. Что делать в таком случае? Натравливать враждующие стороны друг на друга. Что касается реакции евреев - евреи хорошие коммерсанты, но не политики, и это англичане предвидели. Во всяком случае, евреи были недостаточно умны, чтобы понимать, как важно правильно выбирать руководителей.
Но и этот план, который я называю генеральным планом, оказался недостаточно совершенным для положения в Европе в период между двумя мировыми войнами, на материке, утопающем в крови и ненависти» (см. 4, стр. 30 - 32).

* * *
«Белая книга». В 1933 году в Германии к власти пришли фашисты. Сразу же стала проводиться антисемитская политика. Однако далеко не сразу Гитлер перешел к политике «окончательного решения еврейского вопроса».
В первой половине 30 – х годов немецкое государство формировало такие условия, при которых евреи Германии приходили к выводу, что необходимо эмигрировать. Однако за возможность убежать из рейха евреи были вынуждены платить почти всем своим состоянием.
На первых порах десятки тысяч немецких евреев, которые не сумели прорваться в Англию, США или страны Южной Америки, через филиалы Еврейского агентства в Германии сумели все-таки добраться до Палестины.
К началу Второй мировой войны из Германии эмигрировало около 275 тысяч евреев (см. 5, стр. 76). «Примерно столько же евреев бежало из Польши Венгрии и Румынии.
В 1932 г. иммиграция евреев в Палестину составила 12,5 тыс. человек,
В 1933 г. - 37 тысяч,
В 1934 г. - 45 тысяч,
В 1935 г. - 66 тысяч. Затем были введены новые ограничения, и темпы иммиграции несколько замедлились» (см. 5, стр. 61). «В 1936 г. в Палестину прибыла 61 тысяча евреев» (см. 2, стр. 107).
«Среди них удельный вес немецких, австрийских и чехословацких евреев составил в 1933 г. - 25%,
В 1934 г. - 23%,
В 1935 г. - 13%.
В 1936 г. - 29%,
в 1937 г. - 35%,
в 1938 г. - 55%,
в 1939 г. - 71%» (см. 5, стр. 61 – 62).
Между прочим, одним из тех, кто в 1938 году бежал из Германии был Генри Киссинджер. Ему было тогда пятнадцать лет. В США он поступил в Гарвардский университет и стал профессором-политологом. Здесь он упоминается по той простой причине, что пройдет немногим более тридцати лет, и он будет играть первую скрипку в так называемом мирном урегулировании. А пока вернемся в тридцатые годы.
Резкий всплеск алии, который сопровождался антисемитской и антисионистской пропагандой арабов, немцев, итальянцев и англичан, привел, в конце концов, к восстанию арабов. Восстание длилось примерно три года - с 1936 по 1939 гг. Только в 1936 г. «число пострадавших во время восстания достигло 1300. Было убито 197 арабов, 80 евреев и 28 английских солдат» (см. 5, стр. 84).
В 1936 г. была создана Королевская комиссия во главе с известным дипломатом Пилем. 7 июля следующего года был опубликован доклад Пиля, в котором впервые была озвучена идея раздела Палестины.
«В докладе, хотя и без подробного обоснования, предлагалось разделить Палестину и Трансиорданию на три части: еврейское государство, включающее в основном Прибрежную равнину и Галилею; значительно большее арабское государство, куда бы вошла остальная часть Палестины и Трансиордания, и анклав, на который Великобритания должна была получить постоянный мандат, - район Иерусалима и Бет-Лехема с коридором, дающим выход к морю, а также британские базы на озере Кинерет и в Эйлатском заливе. Очевидно, деля Палестину, нельзя было оставлять в границах еврейского государства значительное арабское меньшинство, поэтому позже был разработан план обмена земель и перемещения населения, составленный по образцу Греко-турецкого трансфера четырнадцатилетней давности» (см. 5, стр. 91). Самое удивительное, что Лондон согласился «с рекомендациями комиссии, в том числе и с проектом раздела» (см. 5, стр. 92).
План Пиля был воспринят по-разному.
Через месяц после опубликования доклада состоялся Сионистский конгресс.
«Жаботинский и ревизионисты… решительно возражали против дальнейшего раздробления Палестины… Они не забыли, что пятнадцать лет назад территория подмандатной Палестины уже была разделена и ее восточная часть превратилась в Трансиорданский эмират… Американские делегаты придерживались того же мнения. К ним примкнуло большинство участников конгресса…
Бен-Гурион и другие сионисты социалистического толка высказались за проведение переговоров…
Вейцман говорил делегатам о том, что раздел Палестины, при всех его недостатках, все же меньшее зло, чем положение заведомого меньшинства в рамках враждебного арабского государства или федерации, и уж наверняка предпочтительнее мандата с его ограничениями на еврейскую иммиграцию. Мнение Вейцмана поддержали и эксперты по сельскому хозяйству…
В результате конгресс принял резолюцию, не содержавшую прямого одобрения доклада Пиля, но поручавшую Еврейскому Агентству совместно с английским правительством изучить условия, при которых может быть создано еврейское государство» (см. 5, стр. 94 – 95).
В Англии доклад вызвал также различные отклики. «Сэр Арчибальд Синклер предупреждал об опасном соседстве «двух по природе тоталитарных государств… при котором евреи будут владеть густонаселенной и богатой прибрежной полосой, но не смогут ее оборонять. За спиной у них будет обнищавшее и гонимое мировое еврейство; перед ними будет возвышаться гора Сион».
Герберт Сэмюэл, ставший к тому времени членом палаты лордов, опасался того, что оба планируемых государства, разделенные петляющей границей, «сожмут друг друга в смертельном объятии, как две борющиеся змеи». По его мнению, схема раздела была экономически несостоятельной, особенно для арабов, которым придется покинуть самые плодородные районы Палестины» (см. 5, стр. 92 – 93).
«Еще меньше энтузиазма проявила мандатная комиссия Лиги Наций, Тем не менее, она не отвергла идеи раздела, хотя доклад Пиля и наносил удар по существующему мандату» (см. 5, стр. 93).
Справка. «В 1939 г. в Палестине проживало 915 тыс. арабов (в том числе, примерно, 90 тыс. христиан - Т.), 445 тыс. евреев и примерно 10 тыс. человек других национальностей и вероисповеданий» (см. 2, стр. 104).
«Как ни удивительно, поначалу реакция арабов на доклад Королевской комиссии была двойственной.
По слухам, к плану Пиля сочувственно относились Абдаллах (король Трансиордании - Т.) и палестинский клан Нашашиби. В конце концов, раздел бы привел к слиянию арабской части Палестины с Трансиорданией - таким образом Абдаллах расширил бы свои владения. Если бы этот план был поддержан Рахиб-беем ал-Нашашиби, он занял бы в награду ключевой пост в новом государстве. Однако открыто сторонники Нашашиби и даже сам Абдаллах не решились одобрить предложения Пиля.
В полном смятении находились арабы-христиане - им совсем не хотелось стать подданными мусульманского государства.
Зато ни малейшей двойственности не было в позиции муфтия (Иерусалимский муфтий из клана Хусейни, по совместительству - дядя Я. Арафата - Т.) и его последователей. Они с презрением отмежевались от плана Пиля и заявили, что его официально отклонил весь состав Верховного арабского комитета. Им удалось заручиться поддержкой зарубежных арабских и мусульманских лидеров» (см. 5, стр. 93 – 94).
План Пиля был фактически первым и последним планом английского правительства, в котором шла речь о еврейском государстве.
Осенью 1937 года убийством окружного комиссара Галилеи и Акко Льюиса И. Эндрюса и полицейского вновь началось арабское восстание. Еврейские поселения подвергались нападениям, террористы останавливали еврейские автобусы и убивали пассажиров. Впервые арабские снайперы начали охотиться и за английскими патрулями. Новый аэропорт в Лоде был сожжен, воинские эшелоны летели под откос. Нефтепровод Мосул – Хайфа был почти выведен из строя. Число убийств и террористических актов росло, но одновременно ужесточались и ответные меры англичан» (см. 5, стр. 103 - 104).
«В ответ на рост арабского насилия в Палестине Лондон сообщил о том, что в Святую землю будет направлена новая комиссия (под руководством Вудхеда - Т.), которой предстоит установить, какими методами может быть произведен раздел, и дать рекомендации относительно границ будущих арабского и еврейского государств» (см. 5, стр. 113). Комиссия работала весной – летом 1938 года. «В Лондон шел поток протестов из соседствующих с Палестиной арабских стран - и это в то время, когда шантаж со стороны Германии и Италии вынуждал англичан как можно внимательнее относиться к интересам своих арабских друзей на Ближнем Востоке!
Сионисты чувствовали, что теряют почву под ногами, что британское правительство в нерешительности. Они с тревогой наблюдали за тем, как кабинет Чемберлена с готовностью шел на то, чтобы умиротворять Гитлера и Муссолини за счет других стран и народов» (см. 5, стр. 115). После введения еще более жестких ограничений еврейской иммиграции не осталось никаких сомнений в перемене политического курса англичан.
9 ноября 1938 г. доклад Вудхеда был передан на рассмотрение английского парламента. План Пиля был объявлен несостоятельным, «поскольку в границах предполагаемого еврейского государства окажется значительное арабское меньшинство и, кроме того, не хватит земли для расселения десятков тысяч новых иммигрантов… Где же решение?
В докладе предлагалось «модифицировать» план раздела, навязав
арабскому и территориально урезанному еврейскому государству насильственный экономический союз и полностью лишив оба народа суверенности в экономических вопросах» (см. 5, стр. 116).
Разумеется, сионистов доклад Вудхеда привел в ярость. Они подчеркивали, что по его рекомендации еврейскому государству отводится менее одной двадцатой части западной Палестины или менее одной сотой той подмандатной территории, которая была получена Великобританией в 1920 г. в Сан-Ремо» (см. 5, стр. 116).
Что же касается арабов, то они отнеслись к новому плану не столь критически, но все же отвергли его, поскольку он, пусть в самой минимальной степени, но предоставлял евреям государственный суверенитет» (см. 5, стр. 116).
Официальный Лондон одобрил доклад, но решил провести конференцию по данному вопросу.
«Уже за несколько недель до того, как 7 февраля 1939 г. началась Лондонская конференция за круглым столом, англичане наложили суровые ограничения на еврейскую иммиграцию и на покупку евреями земли. В декабре 1938 г. мандатная администрация ответила отказом на просьбу о немедленном спасении 10 тысяч еврейских детей из Центральной Европы» (см. 5, стр. 118).
Англичане на конференции заняли проарабскую ориентацию. Чем же они обосновали перемену своей позиции?
«Во время частной встречи с сионистами министр по делам колоний Макдональд откровенно заявил, что британские коммуникации на Ближнем Востоке в большой степени зависят от взаимопонимания с арабским миром.
Война неизбежна, и у правительства Его Величества не остается выбора - оно должно добиться того, чтобы арабские страны не обратились за помощью к враждебным Англии державам.
Если приходится выбирать между арабской и еврейской поддержкой, объяснял Макдональд, то помощь евреев, какой бы ценной она ни была, не сможет возместить Великобритании потерю арабских и мусульманских симпатий» (см. 5, стр. 120).
«Основное требование арабов оставалось неизменным: отмена мандата и предоставление независимости Палестине в форме контролируемого арабами государства. Британское правительство в принципе согласилось на это, и разговор шел теперь в основном лишь о судьбах еврейского меньшинства. Англичане настаивали на особых правах для евреев, а арабы не хотели на это пойти» (см. 5, стр. 121).
Лондонская конференция завершилась 17 марта 1939 года, а два месяца спустя британское правительство опубликовало так называемую «Белую книгу». Продажа земли евреям запрещалась, а иммиграция жестко ограничивалась и ставилась в зависимость от согласия арабов.
Как пишет ирландский дипломат Коннор О Брайен, «Желание пойти навстречу арабам диктовалось теперь стратегическими соображениями - стране требовались аэродромы и пути сообщения, а также нефть, находившаяся в распоряжении арабских государств» (см. 6, стр. 62).
Как видим, в конце 30-х годов Великобритания сделала ставку на арабов (прямо скажем, ошибочную - Т.) не только потому, что их много; не только потому, что они занимают большую территорию - от Атлантического до Индийского океанов; не только потому, что они могли стать союзниками Гитлера и Муссолини в будущей войне; но потому, что у них была нефть. Очень много нефти! А у евреев нефти не было.

* * *
Американо-саудовский нефтяной альянс. «В исторических трудах, - пишет Джон Лофтус, бывший федеральный прокурор США, - зарождение фашизма описывается как самое важное событие 20 – х годов нынешнего столетия. Однако историки ошибаются. Нацисты могли бы остаться небольшой политической партией, а Германия - слабым, безоружным государством, нуждающимся в средствах, если бы не мощные инвестиции иностранного капитала. (Грубо говоря, вся история человечества есть история движения денежных средств - Т.). Наши источники, связанные с разведкой, полагают, что по-настоящему главным событием этого периода был альянс между американскими нефтяными компаниями и Саудовской Аравией. Именно это событие стало основополагающим условием для будущей войны и Катастрофы, устроенной нацистами.
В исторических трудах даже не упоминается о тайном сотрудничестве Ибн Сауда, Джека Филби и Алена Даллеса. Именно они были секретным источником нефти, капиталов и международного влияния, действовавшими закулисно и выведшими Гитлера на мировую сцену.
Эти люди, снабжавшие топливом нацистскую военную машину в 30 – х годах, были теми же самыми людьми, которые лишили евреев последней надежды на бегство в Палестину. Наши источники утверждают, что эти партнеры по нефтяным сделкам были законченными негодяями, несущими большую долю ответственности за Катастрофу, но сумевшие избежать суда истории.
Джек Филби завербовал Алена Даллеса в 20 – х годах. Сперва в качестве агента влияния на американскую политику против создания еврейского национального очага, а затем как своего секретного партнера по сбыту Саудовской нефти.
С помощью Даллеса Филби обеспечил экономическое и политическое выживание Ибн Сауда., организовав партнерство с американскими нефтяными компаниями. Этот альянс действовал в пользу нацистской Германии, против британских интересов. Кроме того, Филби сотрудничал с германской разведкой, саботируя международные усилия по воссозданию еврейского национального очага» (см. 7, гл. 2).
Обратим внимание, Филби обеспечил «экономическое и политическое выживание Ибн Сауда». Очень часто нефтяные, да и не только нефтяные монополии пользуются тяжелым экономическим и политическим положением, чтобы внедриться в ту или иную страну. Бывает и так, что тяжелое положение создается искусственно. В последние десятилетия для этого часто используют так называемую «кредитную удавку».
Что же касается Саудовской Аравии, то здесь все произошло более или менее естественно. «Политика религиозной нетерпимости привела к отчужденности Саудовской Аравии от большинства мусульманских правительств, считавших саудовский режим враждебным и возмущавшихся полным контролем, установленным ваххабитами над священными городами и хаджем» (см. 9).
«К концу 20 – х годов вследствие сокращения доходов от хаджа и крупных заимствований на выстраивание объектов инфраструктуры и приобретение предметов роскоши правительство вообще оказалось, как сказали бы сегодня, на грани дефолта: внешний долг в 300 – 400 тысяч фунтов стерлингов и отсутствие каких-либо радужных перспектив» (см. 8).
«Сейчас в это трудно поверить, но геологические отчеты середины 20 – х годов 20 века оставляли у нефтепромышленников «мало места для оптимизма». Так, например, в 1926 году одним из директоров Англо-персидской компании было прямо заявлено, что Саудовская Аравия… лишена всяких признаков нефти» (см. 8).
К началу 30 – х годов еще сохранялись пограничные проблемы, особенно на юге страны. «В 1932 году при поддержке Йемена эмир Асира Хасан Идриси, отказавшийся в 1930 г. от собственного суверенитета в пользу Ибн Сауда, поднял восстание против Саудовской Аравии. Его выступление было быстро подавлено» (см. 9).
«31 мая 1932 года Фрэнк Холмс, или Абу аль-Нафт («отец нефти»), как его назвали арабы, нашел нефть в Бахрейне» (см. 8).
«22 сентября 1932 г. Ибн Сауд изменил название своего государства на новое - Королевство Саудовская Аравия» (см. 9).
«В мае 1933 г. в связи с сокращением количества паломников в Мекке и налоговых поступлений от хаджа Ибн Сауд был вынужден предоставить концессию на разведку нефти в Саудовской Аравии компании «Стандард ойл оф Калифорния» (см. 9). Это не обошлось без Филби. «Если Холмс открыл арабскую нефть, то Филби открыл американцам путь к ее получению. Со временем компания «Стандард Ойл оф Калифорния» поменяла название на «Шеврон» (см. 8). Так был создан американо-саудовский нефтяной альянс.
К сожалению, как пишет Джон Лофтус, «американская политика по отношению к сионизму, по крайней мере, среди коллег Даллеса исходила из того, что евреи были препятствием на пути арабской нефти… После гражданской войны в Испании и прихода к власти Франко, это «нейтральное» государство должно было стать перевалочным пунктом на пути арабской нефти в Третий рейх. Арабы и американцы должны были на этом обогатиться» (см. 7).
Сложно сказать, насколько соответствует действительности информация Лофтуса о том, что именно арабская нефть шла в Германию через Испанию. В сокращенном переводе книги Лофтуса нет ссылок на какие-либо документы.
В то же время, другой американский автор, Хайэм Чарльз, в своей книге «Торговля с врагом», основанной на множестве документов, прямо пишет о том, что «Стандард Ойл» использовала Испанию и Швейцарию в качестве транзитных территорий для поставок нефти и нефтепродуктов Гитлеру (см. 10).
«В 1942 году корпорация «Стандард Ойл» торговала горючим с Германией через нейтральную Швейцарию» (см. 10). «Венесуэльский же филиал «Стандард Ойл» поставлял нефть в фашистскую Испанию… Надо сказать, что фашистская Испания не была конечным адресатом: американская нефть следовала далее в Гамбург. В то время, когда в США ощущался острейший дефицит горючего, американские компании перекачивали в Испанию нефти больше, чем ее поступало потребителям в США» (см. 11).
Когда же сенатской комиссии по национальной обороне, возглавляемой сенатором Гарри Труменом, стало известно о сотрудничестве «Стандорд Ойл» с «И. Г. Фарбениндустри», Трумен потребовал проведения расследования, которое, однако, «необъяснимым образом быстро затихло.
Причина этого была одна - шантаж. До сведения американского правительства было доведено, что поставки нефти могут прекратиться, и у него не осталось другого выхода, кроме как примириться с существующим положением вещей. «Прибыли важнее политики и неважно - идет ли война или нет».
Когда Британия возмутилась было связями американских нефтяных компаний с И. Г. Фарбен», братья Даллес столь же успешно применили нефтяной шантаж против Лондона, как ранее - против Вашингтона. Англичане были вынуждены придержать язык.
Впрочем, не Британии обвинять американцев - у них был собственный скандал, связанный с «И. Г. Фарбен». «Империал Кемикал Индастриз» была партнером «Фарбен» по нескольким крупным сделкам. Сам Ален Даллес свел ее и «Фарбен» в один химический концерн» (см. 7, гл. 3).
Тем временем, расширялось сотрудничество между США и Саудовской Аравией. «В 1943 г. США установили дипломатические отношения с Саудовской Аравией (далее - СА - Т.) и распространили на нее закон о ленд-лизе. В начале февраля 1944 г. американские нефтяные компании приступили к строительству трансаравийского нефтепровода из Дахрана к ливанскому порту Сайда. Тогда же правительство СА разрешило строительство в Дахране крупной американской военно-воздушной базы, которая была необходима США для ведения войны против Японии (см. 9).

* * *
Франклин Д. Рузвельт и еврейский национальный очаг. Евреи США в своем большинстве поддерживали демократическую партию США и неоднократно голосовали на выборах за Ф. Рузвельта. Рузвельт, в свою очередь, «не скупился на выражения сочувствия сионизму и при встречах с евреями заявлял о своей личной приверженности идее еврейского национального очага.
Но заверения президента осторожно сводились на нет американскими послами в арабских странах, да и сам он в частных беседах с партийными лидерами Конгресса стремился свести значение своих публичных высказываний до минимума.
К началу 1945 г. весь госдепартамент, начиная с госсекретаря Эдуарда Стеттиниуса, твердо занял антисионистскую позицию. Более того, зам. Госсекретаря Джозеф Грю несколько позже даже обратился к администрации с заявлением, в котором утверждал: «Сионистская деятельность в США будет серьезно угрожать дружественным отношениям между США и странами Ближнего Востока до тех пор, пока не будет найдено решение этой проблемы»…
5 марта 1945 г. президент, обсуждая палестинский вопрос, согласился с мнением Госдепартамента: создание самостоятельного еврейского государства вызовет массовое арабское восстание, а значит, пока следует предпочесть международную опеку над Палестиной.
В апреле 1945 г., когда Рузвельт на обратном пути с Ялтинской конференции встретился с Ибн Саудом на аравийском побережье, неопределенность позиции президента в палестинском вопросе проявилась особенно ярко.
Эта встреча была организована Стеттиниусом , который надеялся, что в результате ее американцам удастся закрепить свои права на пользование Саудовской нефтью и аэродромами. Рузвельт рассчитывал на свое личное обаяние, полагая, что Ибн Сауд займет более уступчивую позицию по отношению к требованиям сионистов. Кроме всего прочего, президент мог напомнить и о помощи по лендлизу, которую США оказывали СА, начиная с 1943 года.
Однако король не принял плана Рузвельта, собиравшегося открыть Палестину для еврейских беженцев. Свои возражения Ибн Сауд высказал вежливо, но твердо. Его аргументы были приняты во внимание. В ходе встречи, а затем и в письме от 5 апреля 1945 г. Рузвельт заверил Ибн Сауда в том, что политический курс США не будет враждебен арабам и Вашингтон не внесет изменений в свою позицию по палестинской проблеме «без исчерпывающих предварительных консультаций с евреями и арабами».
Вернувшись в США, Рузвельт заявил в Конгрессе, что «за пять минут беседы с Ибн Саудом узнал о проблемах Аравии и о комплексе мусульманских и еврейских проблем в целом больше, чем узнал бы, обменявшись двадцатью или тридцатью письмами»,
Судье Иосефу Проскауэру, президенту Американского еврейского комитета, Рузвельт сказал, что «из-за ситуации с арабами в Палестине ничего нельзя сделать». Затем он направил ни к чему не обязывающее ободряющее послание сионистам. Однако помощник президента Д.К. Наилз, возможно, был прав, когда заметил: «Сомневаюсь, что Израиль возник бы, если бы Рузвельт не умер».

* * *
Раздел Палестины и политика США. В мае 1947 г. представитель СССР в ООН А.А. Громыко выступил с сенсационной речью, в которой фактически поддержал требование сионистов о разделе Палестины и создании еврейского государства.
А теперь попробуем рассмотреть ближневосточную политику США, которая была не столь уж благоприятной для евреев, как это может показаться с высоты сегодняшнего дня.
Начнем с того, что «во второй половине лета 1947 г., пока продолжались заседания спецкомиссии ООН, госсекретарь Джордж Маршалл избегал формулировать официальную позицию по палестинскому вопросу. С другой стороны, он в частном порядке поддержал меморандум, составленный в июне Хендерсоном, американским представителем в Совбезе У. Остином и Д. Раском, главой бюро по политвопросам госдепартамента. В этом документе одобрялась идея единого государства под опекой ООН, причем иммиграция не должна была превышать «экономических абсорбционных возможностей» Палестины.
Более того, 7 июля госсекретарь конфиденциально заверил Бевина в том, что США будут сотрудничать с англичанами и помогут им положить конец нелегальной еврейской иммиграции в Палестину. Кроме того, Маршалл склонялся к точке зрения Хендерсона, который 22 сентября настаивал на том, что Соединенным Штатам не следует поддерживать доклад большинства комиссии ООН» (см. 5, стр. 255 – 256).
С чего бы вдруг? А совсем не вдруг!
«После второй мировой войны экономические и стратегические интересы США на Ближнем Востоке резко возросли. Значение этого региона для американских коммуникаций оценивалась так высоко, что в сентябре 1946 г. представитель президента Трумэна Джордж А. Браунелл был направлен в арабские страны для заключения авиационно-транспортных соглашений от имени американских компаний. Двусторонний договор был подписан Соединенными Штатами и Египтом, затем аналогичные договоры были заключены с Ливаном и Сирией.
Но в 1947 г. неожиданное обострение палестинской проблемы помешало добиться соглашения с Ираком» (см. 5, стр. 249 – 250).
«Однако беспокойство по поводу авиалиний было несравнимо с опасениями относительно нефтяных владений США. В 1947 г. американским корпорациям принадлежало около 42% всех ближневосточных запасов нефти, в основном в Саудовской Аравии, Кувейте, Бахрейне и даже в Ираке. За время войны производство и переработка нефти на американских предприятиях в персидском заливе удвоились. Корпорации не собирались останавливаться на достигнутом.
Джеймс Терри Дьюс, и. о. вице-президента «Арамко» (Аравийско-американской нефтяной компании), намеревался добиться расположения саудовского правительства, а заодно и увеличить владения своей компании в Персидском заливе. С точки зрения Дьюса и других руководителей корпораций, палестинский вопрос мог пагубно сказаться и на приобретении новых концессий, и на прокладке нефтепроводов через арабские страны.
Как правило, опасения, что поддержка сионизма может поставить под удар интересы нефтяных компаний, не высказывались прямо. Однако, например, в июне 1948 г. на страницах газеты «Petroleum Times» Макс У. Торнбург, вице-президент одной из компаний, сотрудничавших с «Арамко», выражал свою тревогу в связи с тем, что Вашингтон «навязал (Генеральной) Ассамблее ООН расовые и религиозные критерии как основу государственной политики… Пойдя на это, Америка потеряла свой моральный престиж, а арабы утратили веру в ее идеалы».
Уже после голосования в ООН Кермит Рузвельт, еще один бывший руководитель нефтяной корпорации, с негодованием восклицал: «То, каким образом евреи-сионисты заручились американской поддержкой для раздела Палестины, показывает, что нам жизненно необходима внешняя политика, построенная на национальных, а не на узкопартийных интересах».
Министерство обороны и Госдепартамент целиком разделяли беспокойство в связи с американскими нефтяными владениями на Ближнем Востоке. Объединенный комитет начальников штабов напоминал Трумэну, что доступ к арабской нефти имеет решающее значение для национальной обороны и что этот вопрос должен быть принят во внимание администрацией, когда она будет заниматься решением палестинской проблемы.
«Министр обороны Форрестол не раз говорил мне об опасности того, что враждебно настроенные арабы могут закрыть нам доступ к своим нефтяным богатствам», - вспоминал президент. Это действительно тревожило Форрестола. На встрече с бизнесменами 9 октября 1947 г. он говорил о том, что из-за истощения собственных нефтяных ресурсов «мы… должны разрабатывать запасы нефти за пределами страны. Самым крупным, неограниченным источником нефти является Ближний Восток… Трубы для нефтепроводов в Саудовской Аравии нужнее, чем трубы для аналогичных проектов в Америке». Забота Минобороны о запасах нефти вскоре превратилась в маниакальный страх перед сионистским влиянием на администрацию» (см. 5, стр. 251 – 252).
«Трумэн впоследствии писал, что сотрудники госдепартамента «почти все без исключения испытывали враждебность к будущему еврейскому государству… Как и большинство английских дипломатов, некоторые наши дипломаты полагали, что из-за многочисленности арабов и их контроля над огромными запасами нефти следует придерживаться по отношению к ним политики умиротворения.
Должен с сожалением признать, что некоторые из этих дипломатов имели склонность к антисемитизму».
Так или иначе, позиция ряда чиновников определялась их опытом и выдержанном в проарабском духе образованием: это касалось в первую очередь тех, кто учился в Американском университете в Бейруте или годами служил в посольствах и консульствах США в различных арабских странах. Их кругозор, как правило, был ограничен арабским миром и мировоззрением» (см. 5 стр. 252 – 253).
Итак, «многочисленность арабов» и «огромные запасы нефти» стали главными аргументами противников создания еврейского государства. Впрочем, если учесть, что 42% «всех ближневосточных запасов нефти» принадлежало американским корпорациям», то можно сделать вывод: эти политики руководствовались не столько интересами США как государства, сколько интересами небольшого числа нефтяных корпораций.
Интересно, что, несмотря на мнение Форрестола, высказанное им 9 октября 1947 г., именно в этот день Трумэн «отдал госдепартаменту распоряжение поддержать план раздела Палестины» (см. 5, стр. 256). Г. Сакер считает, что причиной, из-за которой Трумэн занял такую позицию, явилось известие о том, что «Арабская лига (кстати, созданная при активном участии Великобритании - Т.) призвала страны-участницы направить войска к границам Палестины. Еще до этого из арабских столиц доносились воинствующие заявления. Судя по всему, президент возмутился» и отдал соответствующее распоряжение (см. 5, стр. 256).
«Как впоследствии писал Трумэн, его главной целью было «вновь поставить на повестку дня обещания, данные в Декларации Бальфура, и способствовать спасению хотя бы части жертв нацизма. У меня не было никаких предпочтений в том, что касалось конкретной формы палестинской государственности и конкретного порядка действий… Суть дела в том, что наша политика - политика американская, а не еврейская и не арабская» (см. 5, стр. 256 – 257).
По-видимому, все же на Трумэна повлияла другая информация. «16 сентября 1947 г. на заседании в Софаре (Ливан) Политический комитет Арабской лиги призвал к экономическим мерам, направленным против Великобритании и США, и к оказанию помощи палестинским арабам деньгами и оружием» (см. 5, стр. 271). На прямой выпад против США надо было дать прямой ответ. Трумэн этот свой ответ сформулировал 9 октября. А 29 ноября была принята резолюция ООН о разделе Палестины на два государства.

* * *

Какова же была американская политика после принятия резолюции?
«Сразу после голосования в ООН чиновники госдепартамента начали понемногу отступать от просионистского курса американской администрации.
В начале декабря 1947 г. Вашингтон отменил свое решение о поставках оружия на Ближний Восток» (см. 5, стр. 275). Если учесть, что Англия оставляла свое оружие в основном арабам, то это решение США било по сионистам, хотя казалось со стороны чуть ли не пацифистским.
«17 декабря Бевин предупредил (своего коллегу - Т.) Маршалла, что евреям могут «перерезать глотки». Того же мнения придерживалось и английское военное руководство» (см. 5, стр. 267). Американцы тут же побежали на помощь? Черта-с-два!
«22 декабря Лой Хендерсон ответил отказом на просьбу приехавшего из Палестины Элиезера Каплана, казначея Еврейского Агентства, о предоставлении 500 – миллионного займа (не помощи – займа! - Т.) для решения проблем иммиграции. Коллега Хендерсона по госдепартаменту Гордон Мерриам впоследствии высказался так: «Немыслимо, чтобы Конгресс или банки стали изыскивать фонды для экономической или иммиграционной помощи под столь ненадежное обеспечение… Такое вложение капитала было бы бесперспективным».
Арабское давление на Вашингтон и американские нефтяные компании привело администрацию к выводу, что следует без лишнего шума отказаться от раздела Палестины. 6 января 1948 г. Минобороны Форрестол встретился с президентом одного из нефтяных концернов, который сообщил, что вследствие неспокойной обстановки в Палестине его компания и сотрудничающие с ней корпорации прекращают сооружение нефтепровода в Саудовской Аравии» (см. 5, стр. 275 – 276). Это был чистейшей воды шантаж.
«Не испытывая давления со стороны Белого дома и не сомневаясь в молчаливой поддержке госсекретаря Маршалла, сотрудники внешнеполитического ведомства США заняли в вопросе о разделе Палестины весьма неопределенную позицию.
21 января зам. госсекретяря Ловетт ознакомил Форрестола с документом, подготовленным плановым отделом госдепартамента. В документе утверждалось, что раздел неосуществим, что Соединенные Штаты не должны поддерживать это решение, если осуществить его можно только силой, и что Америке следует добиваться отмены резолюции ООН или, по крайней мере, отсрочки» (см. 5, стр. 276).
«21 февраля арабская лига приняла решение не предоставлять американским фирмам права на строительство нефтепроводов и использование их до тех пор, пока США не изменят свою политику в Палестине» (см. 5, стр. 276).
«В результате 24 февраля представитель США в Совбезе ООН Уоррен Остин поставил перед делегатами других стран вопрос о том, не угрожает ли миру ситуация в Палестине. Он заявил, что его правительство, в принципе, готово рассмотреть вопрос о применении вооруженных сил, но для восстановления мира, а не для осуществления раздела страны» (см. 5, стр. 276 – 277).
В это время Хаим Вейцман настойчиво добивался встречи с президентом США. Вначале Трумэн не хотел его принимать, но потом все же принял. «18 марта Вейцман был неофициально принят в Белом доме. Беседа, проходившая в обстановке сердечности, продолжалась час» (см. 5, стр. 278). Трумэн объяснил, в чем зиждется его заинтересованность еврейским вопросом, и сказал, что он стремится «восстановить справедливость без кровопролития».
На следующий день, «19 марта, Уоррен Остин поразил Совбез ООН предложением отсрочить раздел Палестины, так как этот план не может быть в настоящее время осуществлен мирным путем» (см. 5, стр. 278). Сионисты пришли в ужас от этого выступления.
Резюме. Таким образом, и Госдепартамент, и Пентагон, и крупные нефтяные монополии США были противниками создания Государства Израиль. И дело совсем не в том, что они не хотели войны, а в том, что им была необходима арабская нефть.

Список использованной литературы.

1. Электронная еврейская энциклопедия
(http://www.eleven.co.il/?mode=article&id=10390&query=).
2. Михаил Штереншис, «История Государства Израиль», Герцлия, ИсраДон, 2003.
3. Дан Дине, «1917» (Э. Барнави и С. Фридлендер, «Евреи и 20 век», Москва, «Текст», «Лехаим», 2004).
4. Менахем Бегин, «Восстание», Изд. «Хашмонай», Иерусалим.
5. Говард М. Сакер, «История Израиля», том 2.
6. Коннор О Брайен, «Осада», ч. 1, Библиотека – Алия, 1990.
7. Джон Лофтус, Марк Ааронс, «Тайная война против евреев» (http://www.rjews.net/gazeta/Lib/secret/2.html).
8. Абай Турсынов, «Нефтяные концессии, или игры «по понятиям» (http://www.continent.kz/2003/09/12.htm).
9. Саудовская Аравия в 1932 – 1953 годы, «Энциклопедия. Кругосвет» (http://www.krugosvet.ru/articles/110/10 ... 008a12.htm).
10. Хайэм Чарльз, «Торговля с врагом»
(http://www.x-libri.ru/elib/highm000/00000004.htm).
11. Хаим Чарльз, «Торговля с врагом»
(http://www.x-libri.ru/elib/highm000/00000032.htm).
Аватара пользователя
Tortuar
 
Сообщения: 728
Зарегистрирован: 04 апр 2010, 15:56

Share |

Re: Ближневосточная нефть и некоторые эпизоды из истории Израиля.

Сообщение ashdod » 11 янв 2011, 16:11

Хороший обзор, г-н Тортуар. :clap:
Табуированная тема, на которой как сговорившись, никогда не фокусируют внимание маститые СМИ.

Сегодня ночью по радио "Галей ЦАХАЛ" крутили саудовскую народную музыку. По-моему, это происходит впервые в истории Израиля.
Аватара пользователя
ashdod
 
Сообщения: 4014
Зарегистрирован: 14 мар 2010, 17:33
Откуда: Israel

Share |

Re: Ближневосточная нефть и некоторые эпизоды из истории Израиля.

Сообщение Tortuar » 16 янв 2011, 15:23

Благодарю, г-н Ashdod!
Ох, уж эта музыка да еще на военном радио. Хорошая хоть? Мне рассказывали, что в 1930 - х годах радио Коминтерна передавало на Палестину прекрасные идишские мелодии. Причем, то ли ретранслятор был в Симферополе, то ли сама редакция еврейского радио в рамках Коминтерна. В Симферополе тогда была какая-то разведшкола, а возглавляла ее разведчица-еврейка. Забыл фамилию. И очень может быть, что через это радио передавались какие-то инструкции здешним разведчикам.
Аватара пользователя
Tortuar
 
Сообщения: 728
Зарегистрирован: 04 апр 2010, 15:56

Share |

Re: Ближневосточная нефть и некоторые эпизоды из истории Израиля.

Сообщение ashdod » 18 янв 2011, 17:46

Tortuar писал(а):Благодарю, г-н Ashdod!
Ох, уж эта музыка да еще на военном радио. Хорошая хоть? Мне рассказывали, что в 1930 - х годах радио Коминтерна передавало на Палестину прекрасные идишские мелодии. Причем, то ли ретранслятор был в Симферополе, то ли сама редакция еврейского радио в рамках Коминтерна. В Симферополе тогда была какая-то разведшкола, а возглавляла ее разведчица-еврейка. Забыл фамилию. И очень может быть, что через это радио передавались какие-то инструкции здешним разведчикам.

:lol:
С тех пор Коминтерн поменял название на Социнтерн, но наша партия "Авода" до сих пор имеет там представительство и влияние.
Агенты же Саудовской Аравии сегодня вполне открыто могут лоббировать через Социнтерн официальное переименование "Двигателя внутреннего сгорания" на "двигатель исламского Джихада", а поворот ключа зажигания в автомобиле приравнять к "шаhаде". :angel:
Аватара пользователя
ashdod
 
Сообщения: 4014
Зарегистрирован: 14 мар 2010, 17:33
Откуда: Israel

Share |

Re: Ближневосточная нефть и некоторые эпизоды из истории Израиля.

Сообщение Tortuar » 26 янв 2011, 00:58

Стоит уточнить.

Ashdod: «С тех пор Коминтерн поменял название на Социнтерн, но наша партия "Авода" до сих пор имеет там представительство и влияние».

Социнтерн был создан еще при жизни Энгельса. Он объединяет социалистические и социал-демократические партии. Его называют Вторым Интернационалом. (Первый был еще при Марксе). Коминтерн, просуществовавший с 1918 по 1943 год, назывался Третьим Интернационалом. Есть еще Четвертый Интернационал - Троцкистский.
Аватара пользователя
Tortuar
 
Сообщения: 728
Зарегистрирован: 04 апр 2010, 15:56


Вернуться в Израиль - страницы истории

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron